Еженедельный Бюллетень ЕПК

2014

Апрель 14-20

НАЧАЛИСЬ СЛУШАНИЯ ПО ИСКУ РОДСТВЕННИКОВ БЫВШЕГО ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА

18 апреля в суде общей юрисдикции административных округов Арабкир и Канакер-Зейтун Еревана начались предварительные слушания по иску Наринэ Саргсян и Гранта Суваряна против супругов Сусанны Давтян и Лемберика Хачатряна. В качестве третьей стороны в иске привлечен учредитель газеты “Аравот” – ООО “Аравот оратерт”.

Напомним, что родственники бывшего премьер-министра Армении Тиграна Саргсяна (подал в отставку 3 апреля – прим. ред.) оспорили в судебном порядке публикацию в “Аравот” от 7 февраля 2014 “Дочь и кум премьер-министра завладели моим имуществом”. В статье, в частности, супруги заявили, что Наринэ Саргсян и Грант Суварян незаконно присвоили принадлежащее им “каменное строение”. В публикации приводился также комментарий Гранта Суваряна, главы отдела финансового контроля Центрального банка РА, отрицавшего какое-либо посягательство с их стороны на чужое имущество (подробности см. в Еженедельном бюллетене ЕПК от 11-17 марта 2014).

В иске о защите чести и достоинства дочь и кум бывшего премьер-министра требуют опубликовать опровержение на статью, а также обязать ответчиков выплатить каждому из них компенсацию в 300,000 драмов (около 540 евро) за ущерб, причиненный  клеветой, и оплатить услуги адвоката – по 250,000 драмов.

 

К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИВЛЕКЛИ, НО В СУД НЕ ПРИШЛИ

15 апреля в Административном суде второго по величине города Армении  Гюмри начались слушания по иску Полиции РА против председателя Совета Клуба журналистов “Аспарез” Левона Барсегяна. Продлились они только восемь минут.

Левон Барсегян был задержан 2 декабря 2013 в Ереване, в день визита президента России Владимира Путина в Армению, как участник акции протеста против вступления Армении в Таможенный союз. Он и более десятка других протестующих были доставлены в Отдел полиции Кентрон Еревана, где их продержали около четырех часов, а затем отпустили. В составленном полицией протоколе задержание обосновывалось статьей 180-1 (“Нарушение установленного законом порядка проведения собраний”) Кодекса об административных правонарушениях РА. Иск о привлечении Левона Барсегяна к административной ответственности был принят в судопроизводство 14 февраля 2014.

На судебное заседание 15 апреля представители Полиции РА не явились. По словам Левона Барсегяна, в направленном в суд письме неявка объяснялась занятостью в других судебных процессах. Как иронично заметил Левон Барсегян, неужели из 40 тысяч полицейских в стране не нашлось никого, кто мог бы представить полицию в суде.

Следующее заседание назначено на 19 мая.

 

ЗА РАВЕНСТВО ГЕНДЕРНОЕ, НО НЕ ЖУРНАЛИСТСКОЕ?

15 апреля в ереванской гостинице “Конгресс” произошел инцидент между представителями НПО “Общество без насилия” и журналистами, пришедшими на мероприятие НПО.

“Круглый стол”, организованный “Обществом без насилия”, был посвящен гендерному обучению в общеобразовательных школах Армении. В частности, на мероприятии должен был быть представлен пакет предложений о  включении гендерной тематики в учебную программу школьного предмета “Обществоведение”. Инициатива была неоднозначно воспринята в системе образования, чем и был обусловлен интерес представителей СМИ к проводимому мероприятию.

Организаторы “круглого стола” пригласили на него представителей ряда СМИ, однако других журналистов, также изъявивших желание принять в нем участие, в зал не впустили. В интервью газете “Аравот” (“НПО “Общество без насилия” воспрепятствовала журналистам и спровоцировала потасовку”, “Аравот” от 15 апреля 2014), исполнительный директор НПО Анна Никогосян объяснила подобный шаг тем, что на их организацию оказывается давление, а обсуждаемая тема требует специальных знаний и поэтому мероприятие носит закрытый характер: “Некоторые хотят подвергнуть манипуляции нашу деятельность и распространяют ложную информацию, приходят и пытаются помешать нам.”

В результате спор между представителями “Общества без насилия” и недопущенными в зал журналистами перерос в потасовку, которая была прекращена лишь после вмешательства службы безопасности гостиницы.

Со своей стороны отметим, что проведение общественной организацией публичного мероприятия и объявление его закрытым для “неприглашенных” журналистов, вызывает, мягко говоря, удивление. Напрашивается мысль, что таким образом НПО пыталась оградить себя от нежелательного для нее освещения. В любых случаях происшедший инцидент можно квалифицировать как воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов.