Еженедельный Бюллетень ЕПК

2004


ПРАВОВАЯ НЕСТЫКОВКА МОЖЕТ СТОИТЬ СВОБОДЫ

28 октября председатель общественной организации “Журналисты-расследователи”
Эдик Багдасарян обратился с заявлением к начальнику следственного отделения
полиции общины Центр Еревана Артавазду Казаряну. Заявитель выразил протест в
связи с привлечением его в качестве свидетеля по делу об избиении 22 апреля
2004 одного из лидеров общественного объединения “Форум интеллигенции”
Ашота Манучаряна. Постановление об этом было вынесено 15 сентября старшим следователем
вышеупомянутого отделения полиции Арсеном Айвазяном. Напомнив, что он – журналист,
выполняющий профессиональный долг, Эдик Багдасарян отмечает в заявлении, что
после каждой его публикации, относящейся к этому делу, следователь Айвазян вызывает
его на допрос и требует раскрыть источники информации. Далее руководитель “Журналистов-расследователей”
ставит в известность начальника следственного отделения об отказе давать показания
и разглашать источники информации. “Об этом же я сообщил и следователю,
сказав, что не укажу ни единого источника, исходя, прежде всего, из интересов
безопасности этих людей”, – подчеркивает в своем заявлении Эдик Багдасарян.
Свой отказ выступать свидетелем заявитель обосновал статьей 5
Закона РА “О массовой информации”, защищающей, в частности, право
журналиста сохранять конфиденциальность источника информации.

Как сообщил ЕПК Эдик Багдасарян, он готов понести ответственность за отказ
от дачи показаний, поскольку безопасность источников информации для него более
важна. Отметим, что статья 339 УК РА (“Отказ от дачи показаний”) предусматривает
штраф в размере 50-100 минимальных зарплат, либо исправительные работы сроком
до одного года, либо лишение свободы на срок до двух месяцев.

Комментарий ЕПК: Требование следственных органов
к журналисту раскрыть источники информации выявляет серьезное правовое противоречие.

С одной стороны, часть 1 статьи 5 Закона РА “О массовой информации”
гласит: “Осуществляющие информационную деятельность и журналисты не обязаны
раскрывать источник информации, за исключением случаев, предусмотренных частью
2 настоящей статьи.” В части 2 той же статьи предусматривается возможность
обязать раскрыть источник информации только “решением суда по уголовному
делу, с целью раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления, если необходимость
уголовно-правовой защиты интересов общества более весома, чем общественная заинтересованность
в нераскрытии источника информации и исчерпаны альтернативные средства защиты
общественных интересов. В этом случае, по ходатайству журналиста, осуществляется
закрытое судебное разбирательство”.

С другой стороны, статья 86 Уголовно-процессуального кодекса РА (“Свидетель”)
не включает журналистов в категорию лиц, которые не могут быть привлечены к
делу и опрошены как свидетели.

Следовательно, журналист может лишиться свободы за отказ быть свидетелем –
в данном случае раскрыть источник информации, конфиденциальность которого гарантирована
ему профильным законом. Эта правовая нестыковка возникла в связи с тем, что
Уголовно-процессуальный кодекс был принят парламентом в июле 1998, а Закон “О
массовой информации” пять лет спустя – в декабре 2003. Для ее устранения
необходимо внести соответствующее изменение в УПК РА, которое обеспечило бы
представителю “четвертой власти” возможность сохранять конфиденциальность
источника информации.