Еженедельный Бюллетень ЕПК

2006


ПРЕССА АРМЕНИИ И АЗЕРБАЙДЖАНА ОБМЕНИВАЕТСЯ ЗАЛПАМИ, К ГРУЗИИ ОТНОШЕНИЕ КОРРЕКТНЕЕ

Готовится выйти в свет брошюра “Чему служит слово?” с результатами
исследования прессы Армении, Азербайджана и Грузии, проведенного в январе-сентябре
2005 Ереванским пресс-клубом, Объединением журналистов Азербайджана “Ени
несил” и грузинской Ассоциацией “BS Press”. Исследование и его
публикация были осуществлены тремя НПО в рамках совместного регионального проекта
“Общество и СМИ стран Южного Кавказа: поиск взаимоприемлемых решений региональных
проблем”, поддержанного Программой по сотрудничеству на Южном Кавказе Фонда
“Евразия”.

Для определения степени и характера освещения СМИ каждой из стран событий в
двух соседних странах по единой методологии проводились перекрестные пресс-обзоры
(армянским экспертом – азербайджанских и грузинских газет, азербайджанским –
армянских и грузинских, и грузинским – азербайджанских и армянских). Объектами
мониторинга стали Интернет-версии следующих печатных изданий: “Азг”,
“Аравот”, “Голос Армении” (Армения); “Зеркало”,
“Эхо”, “525-ая газета” (Азербайджан); “Ахали таоба”,
“24 саати”, “Свободная Грузия” (Грузия).

В брошюре представлены обобщенные за 9 месяцев данные, которые могут служить
своего рода “энциклопедией стереотипов и заблуждений”, публикуемых в прессе
и делающих ее одним из факторов усиления напряженности и ксенофобии на Южном
Кавказе. На основе полученных данных были разработаны также рекомендации по
освещению СМИ региональной тематики.

Публикации, посвященные событиям в соседних странах Южного Кавказа, анализировались
по нескольким аспектам: степени адекватности и достоверности освещения, наличию
клише, стереотипов, цитат, неприемлемых для соседней аудитории и способствующих
формированию образа врага. Определялись также источники недостоверных сведений
и неприемлемых единиц текста: сами ли журналисты нагнетают страсти или обращаются
к публичным выступлениям (документам)?

Ниже представляются заключения, сделанные по итогам девяти месяцев исследования.

АДЕКВАТНОСТЬ ОСВЕЩЕНИЯ. Освещение газетами, ставшими объектами
мониторинга, ситуации в соседних странах в целом характеризуется одним общим
недостатком: несвоевременностью и неадекватностью отражения основных событий.
Иными словами, из поля зрения журналистов выпадают многочисленные факты, которые
позволили бы общественности их страны лучше представить реалии и проблемы соседей
по региону. Зачастую издания обращались к важным событиям в двух других странах
с опозданием, которое не могло быть оправдано периодичностью их выхода.

В целом же азербайджанские газеты проявили сравнительно
больший интерес (здесь не учитывается акцент и направленность освещения) к событиям
в соседних странах, нежели их грузинские и армянские
коллеги.

ДОСТОВЕРНОСТЬ ОСВЕЩЕНИЯ. Здесь фиксировались как однозначно
недостоверные сведения, касающиеся соседей, так и вызывающие сомнения. При этом
дифференцировалось, кто являлся источником этой информации – сами журналисты/авторы,
либо другие лица.

Наибольшее число недостоверных фактов было выявлено в трех исследованных азербайджанских
газетах:
486 – армянским экспертом и 28 – грузинским. (Тут необходимо
отметить, что приводимые в исследовании цифры по ряду причин не могут претендовать
на статистическую точность, однако в целом они отражают общие тенденции.) Более
чем в половине случаев их авторами были сами журналисты. И хотя не соответствующая
действительности информация между азербайджанскими изданиями распределилась
относительно равномерно, меньше всего журналистских ошибок было на страницах
“525-ой газеты”, больше – “Зеркала”.

В армянских изданиях было зафиксировано 102 недостоверных
факта азербайджанским экспертом и 31 – грузинским. В подавляющем большинстве
случаев их авторами были журналисты. Бесспорным же лидером среди исследованных
армянских газет по количеству недостоверной информации оказался “Голос
Армении”.

Реже всего “ошибались” грузинские издания:
14 недостоверных фактов было зарегистрировано армянским и 2 – азербайджанским
обозревателями (сами журналисты становились их авторами в 5 случаях). Столь
незначительное число “ляпов” в исследованной грузинской прессе во многом обусловлено
малым количеством публикаций о соседях и более низким уровнем конфронтационности
в отношении Армении и Азербайджана, нежели между обществами и прессой двух последних
стран.

Что касается сомнительных фактов, то в азербайджанских газетах
они составили 181 (151 было выявлено армянским и 30 – грузинским экспертами),
в армянских – 95 (60 – грузинским и 35 – азербайджанским),
в грузинских – 6 (5 – армянским и 1 – азербайджанским).

НЕПРИЕМЛЕМЫЕ КЛИШЕ И СТЕРЕОТИПЫ. Под “клише” понимались
неизменно употребляемые слова или словосочетания с негативным подтекстом (например,
“азеры” вместо “азербайджанцы”). Под “стереотипом”
– повторяемые с определенной частотой, но облеченные в разные слова мысли, идеи,
характеристики и пр., с негативным подтекстом или прямым негативным содержанием
(например, “армяне – враги”).

Из неприемлемых клише наиболее часто встречалось выделенное армянским обозревателем
в исследованных азербайджанских газетах “армянские
сепаратисты”/”карабахские сепаратисты”/”сепаратистский режим”/”очаг
сепаратизма” (227 раз, наиболее часто в “Эхо”). Вторым по частоте употребления
оказалось применяемое к Нагорному Карабаху, а не к прилегающим районам клише
“оккупированные территории”/“оккупация Нагорного Карабаха” (191 раз,
наиболее часто в “525-ой газете”). С ним в смысловом плане перекликаются выражения
типа “агрессия Армении”/“армянские агрессоры”/“Азербайджан – жертва
агрессии” (147 раз, наиболее часто в “Зеркале”). Неприемлемость их для армянской
аудитории объясняется тем, что фактически происходит смешивание и подмена оправданных
с точки зрения международного права терминов “сепаратизм” и “оккупация”
с неоправданными: “экстремизм”, “терроризм” – в первом случае
и “агрессия”, “аннексия” – во втором. При этом в большинстве
случаев указанные клише употреблялись безотносительно к теме публикации. Так,
“сепаратистами” могли быть названы карабахские крестьяне, начавшие, согласно
сообщению в прессе, посевную кампанию. На третьем месте по активности использования
оказались берущиеся в кавычки слова “геноцид армян/армянский геноцид” и клише
“вымышленный/надуманный геноцид армян” (160 раз), что придавало публикациям,
касающимся событий 1915 года в Османской Турции, оскорбительный для армянской
аудитории смысл.

Наиболее частыми из встреченных азербайджанским обозревателем в армянских
газетах
были клише “азербайджанские вандалы/варвары/азербайджанская
чернь” и “азеры” (по 5 раз, чаще всего в “Голосе Армении”). Неприемлемым
клише является также измененное использование азербайджанских топонимов: Кашатаг
вместо Лачина, Карвачар вместо Кельбаджара. В то же время армянские СМИ не придерживаются
общей политики в вопросе топонимов – в них официальные и измененные названия
встречаются вперемежку, тогда как в публикациях азербайджанских изданий наблюдается
перманентное единообразие (например, употребляется название Ханкенди вместо
Степанакерт).

Грузинский обозреватель не зафиксировал неприемлемых для своей аудитории клише
ни в армянских, ни в азербайджанских газетах.

В процессе исследования грузинских газет азербайджанским
обозревателем неприемлемых клише обнаружено не было, армянским – вызывающие
негативную реакцию выражения встречались в общей сложности в 7 публикациях:
“оккупированные территории/земли”/“оккупация Нагорного Карабаха” и “армянские
сепаратисты/сепаратисты Джавахети/очаг сепаратизма”.

Наиболее часто из выделенных армянских экспертом в азербайджанских
газетах
стереотипов встречался “Нагорный Карабах – бесспорная
территория Азербайджана” (55 раз). С ним по сути связан и другой стереотип
“Армянское население НК – граждане Азербайджана” (21). Вторым по частоте
употребления стал стереотип “Армения односторонне нарушает международные нормы”
(в отношениях с Азербайджаном) и третьим – “возможность нарушения режима прекращения
огня и возобновления военных действий со стороны Азербайджана оправдана” (48
и 41 раз соответственно).

Азербайджанский обозреватель в армянской прессе зафиксировал
как наиболее часто употребляемый стереотип “геноцид армян в Азербайджане”
(26 раз). Вторым оказался неприемлемый для азербайджанской аудитории стереотип
“Азербайджан и Турция – непримиримые враги Армении” (15), третьим – “Нагорный
Карабах – независимое государство” (13).

В азербайджанских изданиях грузинский обозреватель
отметил стереотип “власти Грузии проводят политику притеснения национальных
меньшинств” (3 раза). В армянских изданиях им
был выделен стереотип “в Грузии неприязненно относятся к армянам/армянской
культуре/армянской религии” (16 раз).

Азербайджанский и армянский эксперты более или менее частого использования
неприемлемых для их аудитории стереотипов в исследованных грузинских
газетах
не зафиксировали.

НЕПРИЕМЛЕМЫЕ, НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ И ЦИТАТЫ. К таковым
относились целые публикации или цитаты, основу которых составляли недостоверные
или сомнительные сведения, оскорбительные, уничижительные, задевающие национальное
достоинство клише, стереотипы или отдельные выражения.

По этому показателю лидером среди исследованных оказались азербайджанские
издания:
армянский обозреватель зафиксировал в них 253 полностью
неприемлемых публикаций и 125 нежелательных, а также 42 неприемлемые цитаты.
Авторами большей части последних были политические, общественные деятели и прочие
лица. Еще одну неприемлемую публикацию в прессе Азербайджана выделил грузинский
эксперт.

В армянских изданиях азербайджанским экспертом было
указано на 35 целиком неприемлемых публикаций, 7 нежелательных и 23 неприемлемые
цитаты. Большая часть последних принадлежала журналистам. Еще 10 неприемлемых,
7 нежелательных публикаций и одну неприемлемую цитату выделил грузинский эксперт.

В исследованных грузинских газетах армянский эксперт
зафиксировал 2 полностью неприемлемые публикации и 4 нежелательные, а также
4 неприемлемые цитаты. Азербайджанский обозреватель подобных публикаций или
цитат в грузинских газетах не отметил.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, основные негативные проявления в освещении вопросов, связанных
с соседями по региону, содержатся в азербайджанских и армянских СМИ. И те, и
другие демонстрируют агрессивность и недоброжелательность друг к другу, тогда
как их отношение к Грузии более корректно. Грузинская пресса “отвечает”
соседям той же относительной корректностью, но при этом не проявляет к ним большого
интереса. Уступая азербайджанским по количеству “негатива”, армянские
газеты в большинстве своем не отстают в качестве, т.е. антиазербайджанском заряде
своих публикаций. Однако, если в “информационную войну” в Азербайджане
примерно в равной степени вовлечены все ведущие СМИ, то в Армении есть явный
“авангард” и “арьергард”.

Полностью с исследованием (на русском и английском языках) можно ознакомиться
на веб-сайте ЕПК: www.ypc.am в разделе “Исследования”.