Еженедельный Бюллетень ЕПК

2001


ДЕПУТАТЫ НАЦИОНАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РА ЗАЩИЩАЮТ "ЧЕСТЬ МУНДИРА"

Как сообщалось, 11-12 января в Ереване прошел семинар “Европейские стандарты регулирования СМИ”. 12 января Конституционный Суд Армении признал ряд положений принятого 9 октября 2000 Закона РА “О телевидении и радио” несоответствующим Конституции РА. И 12 же января большинство теле- и радиокомпаний в знак протеста против этого Закона объявило забастовку, отключив на время эфир (см. Еженедельный Бюллетень ЕПК от 8-12 января 2001). Месяцем ранее, согласно проведенному Ереванским пресс-клубом опросу журналистов, депутаты Национального Собрания, проголосовавшие за Закон, были названы в числе тех, кто в наибольшей степени препятствовал развитию армянских СМИ в 2000 (см. Еженедельный Бюллетень ЕПК от 23-29 декабря 2000).

Все эти события и высказанные в ходе их мнения и оценки свидетельствуют об одном: новопринятый армянский Закон “О телевидении и радио” не отвечает ни международным правовым стандартам, ни интересам вещательной сферы. Однако реакция на эти оценки некоторых депутатов Национального Собрания оказалась весьма противоречивой. С одной стороны, они заявляют о своей открытости в вопросе пересмотра положений Закона, если заинтересованные стороны представят согласованные предложения. С другой – они перешли в “круговую оборону” и всячески пытаются дискредитировать сам факт широкого общественного протеста против армянского вещательного законодательства.

При этом используются аргументы и методы, не делающие честь некоторым представителям парламента. В частности, последние продолжают настаивать, что Закон хорош. Получается, и журналисты, и руководители телерадиокомпаний, и юристы, и специалисты в области телекоммуникаций, и представители общественных организаций, и международные эксперты в один голос твердят, что Закон плох, а парламентарии продолжают восхищаться своим детищем! Из этого можно сделать только один вывод – депутаты принимали Закон исключительно для себя, чем и довольны. И потом, если Закон хорош, как объяснить готовность к его пересмотру?

“Отдельные недоделки” в этом правовом акте законодатели объясняют цейтнотом, в котором он принимался. Между тем, работа над законопроектом продолжалась в течение четырех лет. Организовывались парламентские слушания, многочисленные семинары и конференции, документ подвергался неоднократной и тщательной экспертизе местных и зарубежных экспертов, в том числе получены подробные рекомендации от Совета Европы. Если после всего этого депутаты принимали решение в цейтноте, это может свидетельствовать лишь об отсутствии должного внимания и заинтересованности. Результат – соответствующий…

Звучат и более увлекательные версии: один из авторов Закона, депутат НС Серго Ерицян увидел за общественным протестом происки некой международной организации, связав все последние события в единый сценарий. Почему, вопрошает депутат, протестов и альтернативных предложений не было раньше? Но, во-первых, за четыре года, пока обсуждался законопроект, письменные предложения от всех заинтересованных сторон в Национальное Собрание поступали в несколько этапов и в великом множестве. Устные замечания и оценки звучали во время ряда обсуждений в парламентской Комиссии по науке, образованию, культуре и вопросам молодежи. Наконец, Ереванским пресс-клубом был разработан альтернативный законопроект. Однако из всей массы предложений внимания удостоились лишь отдельные непринципиальные формулировки. Иногда даже создавалось впечатление, что мнения журналистов нужны лишь для того, чтобы поступать вопреки им.

Законопроект “О телевидении и радио” вызвал беспрецедентный для Армении интерес и законотворческую активность журналистской общественности, так что не стоит народным избранникам выдавать свое нежелание учитывать инициативу “снизу” за отсутствие таковой.

Также понятно и объяснимо отсутствие акций протеста сразу после принятия Закона. Были все основания надеяться, что президент страны не подпишет документ, противоречащий современным требованиям, законодательству РА и по многим пунктам… сам себе. Эти ожидания не оправдались, однако Закон был направлен в Конституционный Суд, и “адрес надежды” переместился туда. К сожалению, КС нашел возможным рассмотреть только те положения, которые касались распределения правомочий законодательной и исполнительной властей в регулировании вещательной сферы. И демократичнее, ближе к реальным нуждам общества Закон после постановления Суда не стал. Именно с этим обстоятельством, но никак не с упомянутым выше семинаром, организованным ОБСЕ, Советом Европы при содействии Ереванского пресс-клуба и “Интерньюс" Армении, связана забастовка вещателей.

Попытки представить совпадение всех этих событий по времени как “международный заговор” против Национального Собрания также красноречиво свидетельствуют об уровне авторов подобных “разоблачений”. Дата проведения семинара была определена задолго, а слушания в Конституционном Суде были первоначально назначены на 29 декабря. Так что при всем желании ни один из соорганизаторов мероприятия не мог подогнать его сроки к обсуждениям в КС.  

Вообще разговоры о недопустимости “давления” международных организаций на армянских законодателей, протесты против “вмешательства во внутренние дела Армении” смотрятся весьма оригинально. Выходит, гордиться членством в Совете Европы, ездить за счет последнего в Страсбург, участвовать в работе ПАСЕ – это мы хотим. Но прислушиваться к рекомендациям экспертов, не предъявляющих никаких специальных требований к законодательству РА, а всего лишь сравнивающих армянские законы с международными документами (которые мы сами же подписывали) и обращающих внимание на явные несоответствия – это ниже нашего парламентского достоинства!

Апофеозом защитной стратегии некоторых депутатов НС РА стало еще одно “крупное разоблачение”: Ереванский пресс-клуб получил грант на написание альтернативного законопроекта, потому так старается, а парламентарии, мол, никаких грантов не получали! Интересно, а каково предназначение немалых материальных ресурсов армянского парламента и ежегодно выделяемых в бюджете двух с лишним миллионов долларов США на текущие расходы НС, если не законотворческая деятельность?

Что касается ЕПК, то никаких специальных грантов на написание конкретных законопроектов и, тем более, на протаскивание их любой ценой эта организация не получала. Частью (причем далеко не главной) некоторых финансируемых программ Ереванского пресс-клуба является содействие совершенствованию законодательства в области СМИ. Благодаря этому ЕПК имеет возможность исключительно оплачивать услуги одного юридического консультанта. Остальные члены "законотворческой" группы ЕПК, готовящей законопроекты, работают на общественных началах и при этом представили в парламент уже 6 вполне качественных законопроектов. И уж никакой финансовой заинтересованности защищать инициативы ЕПК нет у представителей СМИ, объявивших забастовку протеста против принятого Закона – они-то уж точно руководствуются соображениями, далекими от "грантовых"!

Казалось, подготовленные Ереванским пресс-клубом законопроекты должны рассматриваться как помощь “обделенным лаской грантодателей” депутатам НС. Но оказывается, наоборот… Насколько подобный менталитет соответствует заверениям некоторых парламентариев об их открытости и уважительном отношении к общественному мнению?