Еженедельный Бюллетень ЕПК

2001


УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА В ОТНОШЕНИИ КАРАБАХСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ ПРЕКРАЩЕНЫ

В конце марта Генеральная Прокуратура Нагорного Карабаха прекратила уголовные дела в отношении главного редактора еженедельника “10-ый наанг” Гегама Багдасаряна и его заместителя Рузан Ишханян, возбужденные в конце декабря 1999. Напомним, что “10-ый наанг” – первое в НК независимое общественно-политическое издание – выходило в свет с ноября 1999 по апрель 2000 (подробности см. в годовом отчете Комиссии по защите свободы слова при Ереванском пресс-клубе о нарушениях прав журналистов в 2000).

О том, что Генпрокуратура НК начала расследование, подследственные журналисты  узнали… из телевизионного выступления генпрокурора Маврика Гукасяна (в дальнейшем генпрокурор неоднократно упоминал об этом деле в эфире). Об этом Ереванскому пресс-клубу сообщил главный редактор еженедельника “10-ый наанг”, председатель Степанакертского пресс-клуба Гегам Багдасарян. По словам Багдасаряна, уголовное дело в его отношении было возбуждено за оскорбление чести и достоинства президента НК. Причиной послужило опубликованное в газете открытое письмо редактора президенту Аркадию Гукасяну, в котором, в частности, замечалось, что неармянское образование президента подчас мешает ему до конца понять смысл высказываний в его адрес. Заместителю же главного редактора Рузан Ишханян вменялась в вину клевета в адрес властей. Как сказала ЕПК Рузан Ишханян, поводом для этого стало интервью газете “10-ый наанг” бывшего премьер-министра НК Жирайра Погосяна. В статье, озаглавленной "У бюджета нет языка, чтобы жаловаться, или Закон нарушают сами должностные лица", экс-премьер называл конкретных чиновников высокого ранга, которые использовали средства из госбюджета в личных целях.

Хотя Багдасаряна вызывали для дачи показаний 6 раз, а Ишханян – 4 раза, все попытки журналистов выяснить подробности о ходе расследования, в частности, о том, когда дело будет передано в суд, оказывались безрезультатными. "Прокуратура хранила молчание, – сказал Гегам Багдасарян. – Да и о том, что дело против нас прекращено, мы узнали только тогда, когда в очередной раз позвонили в пресс-службу Генпрокуратуры, чтобы выяснить, на каком этапе находится следствие." По мнению Багдасаряна, "подобное поведение свидетельствует о том, что властям просто надо было закрыть газету, чего они по сути и добились".