Еженедельный Бюллетень ЕПК

2002


ЗАЯВЛЕНИЕ ЕРЕВАНСКОГО ПРЕСС-КЛУБА К ВСЕМИРНОМУ ДНЮ СВОБОДЫ ПРЕССЫ

Оценивая события в сфере средств массовой информации Армении за последние месяцы, Ереванский пресс-клуб заявляет:

7 февраля 2002 на заседании правительства РА под председательством президента Роберта Кочаряна был одобрен законопроект “О массовой информации”, принятие которого привело бы страну к отступлению от позиций, завоеванных за последние годы в области свободы прессы. Мощная волна протеста, поднятая средствами массовой информации и общественностью, вынудила авторов законопроекта пересмотреть его. Однако сам факт появления подобного реакционного документа, отсутствие диалога с журналистским сообществом при его разработке и одобрение проекта на высоком уровне не могут не вызывать тревогу за свободу слова в Армении.

13 февраля 2002 прокуратура возбудила абсурдное уголовное дело против главного редактора ежедневной газеты “Айкакан жаманак”, и в тот же день начался не менее абсурдный судебный процесс против газет “Голос Армении” и “Еркир” за публикацию ими информации, распространенной другим СМИ. Оба эти дела в очередной раз доказали, что правоохранительные органы и судебная система Армении продолжают игнорировать общепринятые принципы свободы слова, а чиновники даже не пытаются понять, что их деятельность всегда должна находиться под прицелом критики СМИ.

В феврале-апреле 2002 Национальная Комиссия по телевидению и радио провела конкурсы по лицензированию теле- и радиовещания с очевидными нарушениями и без того несовершенного Закона РА “О телевидении и радио”. В результате строго субъективных оценок Комиссии один из этих конкурсов, фактически, лишил эфира телекомпанию "А1+", пользующуюся признанием широкой аудитории и утвердившуюся в сфере телевещания. Комиссия, по сути, вынесла политическое решение или, возможно, выполнила политический заказ, а суд первой инстанции не принял во внимание ни один аргумент телекомпании "А1+", обжаловавшей решения Комиссии. Ереванский пресс-клуб неоднократно выражал опасения, что сформированный по воле одного человека орган не может быть объективным и всегда так или иначе будет зависеть от него. Национальная Комиссия по телевидению и радио "оправдала" самые пессимистичные прогнозы, предпочтя неподкрепленную реальными ресурсами заявку потенциалу состоявшейся телекомпании и проигнорировав очевидный общественный спрос. В другом конкурсе при оценке заявки “Ноян Тапан” также не были учтены вещательный опыт и известность этой телекомпании. Комиссия, по сути, решила за общество, что ему смотреть, а что – нет.

Мы понимаем, что ряд партий не мог не использовать в своих целях результаты конкурсов, имеющие очевидный политический подтекст. Однако нас тревожит то, что проблема "А1+" и "Ноян Тапан", переведенная из информационной сферы в политическую плоскость, может превратиться накануне выборов в предмет торга между президентом страны и парламентскими фракциями. Жертвами этих манипуляций рискуют стать свобода слова и право общества на информацию.

Нас тревожит, что ситуация с "А1+" расколола единство, проявившееся в журналистском сообществе при обсуждении законопроекта “О массовой информации”. Этот раскол ослабляет информационное поле, отвлекает СМИ от их основной миссии, провоцирует поток взаимных обвинений и оскорблений в прессе.

Мы призываем коллег воздерживаться от шагов, которые усугубляют раскол, не подчинять журналистскую солидарность сиюминутным интересам тех или иных СМИ и объединить усилия для утверждения принципов свободы информации.

Мы призываем политические силы отказаться от использования СМИ как разменной монеты для решения конъюнктурных задач, не растрачивать потенциал свободной прессы во имя своих узкогрупповых интересов.

Мы призываем президента РА и другие звенья власти не разделять СМИ на “своих” и “чужих”, идти со всеми на открытый диалог во имя общественного согласия.

Ереванский пресс-клуб заявляет, что продолжит прилагать усилия, направленные на восстановление вещания телекомпании "А1+", утверждение плюрализма СМИ и свободы слова, в том числе посредством совершенствования законодательного поля. 

Принято на Общем собрании ЕПК
30 апреля 2002