Еженедельный Бюллетень ЕПК

2011


КАК “МЕДИАМАКС” ЭТИКУ ОТСТАИВАЛ

Ниже предлагаем вашему вниманию распространенный 23 мая 2011 ответ президента Ереванского пресс-клуба Бориса Навасардяна "Как "Медиамакс" этику отстаивал" на публикацию директора информагентства “Медиамакс” Ара Тадевосяна “Монархия” по информационным спорам”.

Эти строки должны были появиться более недели назад. Прямо скажу, писать их крайне неприятно. Может поэтому, пользуясь по-настоящему чрезвычайной занятостью, всячески откладывал это дело. Заодно проверял, не было ли желание отреагировать сиюминутным. Оказалось, нет. Уверен, тема не потеряла своей актуальности за давностью.

10 мая 2011 директор информагентства “Медиамакс” Ара Тадевосян опубликовал заметку (колонку?) “Монархия” по информационным спорам”. В ней он выражает возмущение по поводу того, что главному редактору агентства Давиду Алавердяну якобы было предложено членство в учрежденном 1 мая 2011 Совете по информационным спорам, но в обнародованном списке членов Совета его фамилии не оказалось. При этом, как пишет Ара Тадевосян, причиной стали возражения президента Ереванского пресс-клуба Бориса Навасардяна, имевшие “политический подтекст”. Автор заметки высказывает недовольство также позицией инициатора Совета Защитника прав человека (омбудсмана) по данному вопросу и обстоятельствам создания этого органа.

Начнем с того, что ни одно утверждение публикации директора “Медиамакс” не соответствует действительности. На веб-сайте агентства было опубликовано официальное опровержение на этот счет от имени Совета по информационным спорам (СИС), но оно, как и полагается, выдержано в сугубо протокольном тоне. И поскольку в самой заметке непосредственно затрагивается также моя личная репутация, позволю себе отдельный ответ и комментарии.

Во-первых, Давиду Алавердяну не могло быть сделано официальное предложение о членстве в Совете, поскольку вопрос о расширении его состава, как четко отмечено в распространенном 1 мая соответствующем Меморандуме, решается по взаимному согласию членов-учредителей. Между тем большинство учредителей не обсуждало кандидатуру главного редактора “Медиамакс” и даже не знало о ее существовании. Разговор секретаря СИС Шушан Дойдоян с Давидом Алавердяном мог происходить исключительно на уровне намерений и подобных бесед членов Совета с разными людьми могло быть (и было) несколько. Приглашение на Форум в Цахкадзор, где было объявлено об инициативе, также не могло трактоваться как подтверждение членства в Совете, поскольку на это мероприятие были приглашены и приняли участие десятки журналистов.

Во-вторых, в частной беседе Шушан Дойдоян со мной, Борисом Навасардяном, кстати, состоявшейся уже после обсуждения намерений с Давидом Алавердяном, никакой “политический подтекст” не присутствовал. Речь шла о процедуре расширения Совета и соображениях целесообразности, которые должны приниматься в расчет при обсуждении кандидатов. Соответственно, никаких решений – ни положительных, ни отрицательных – по поводу какой-либо из кандидатур в этой беседе не принималось и принято быть не могло.

В-третьих, с чего это Ара Тадевосян решил, что остальные члены СИС “все подчинились мнению рядового члена еще не созданного Совета”? Какие у него основания предполагать, что уважаемые люди, известные в своей области профессионалы (помимо уже упомянутой директора Центра свободы информации Шушан Дойдоян, это директор “Интерньюс” Европа Манана Асламазян, главный редактор газеты “Аравот” Арам Абрамян, юрист, адвокат Ара Казарян), заслужившие твердую репутацию независимых, обладающих чувством собственного достоинства личностей, не имеют и не умеют отстоять собственное мнение? Возможно, представления о подобном характере взаимоотношений в коллегиальном органе у директора “Медиамакс” сложились за 10 лет членства в печально известной Национальной Комиссии по телевидению и радио?

“Разобравшись” таким образом с членами новосозданного Совета, автор пасквиля (уже приведенные выше передергивания фактов позволяют именно так определить жанр “медиамаксовской” публикации) взялся за Защитника прав человека: “(…) наше (“Медиамакс” – Б.Н.) право сообщить, что создание Совета произошло в спорных с точки зрения этики условиях. И об этом в первую очередь стоит задуматься Омбудсмену (Карену Андреасяну – Б.Н.), перед которым стоит непростая задача – доказать свою беспристрастность расколотому обществу”. Патетично, нечего сказать! Но прежде чем предаваться патетике Ара Тадевосяну, считающему себя опытным и заслуженным журналистом, возложившему на свои плечи помимо прочего ответственную обязанность руководителя Информационного центра НАТО в Армении, полезно было бы ознакомиться с фактами, обстоятельствами формирования Совета.

Омбудсман выступил с инициативой создания Совета и предложил пяти конкретным личностям стать его учредителями. Дальнейшие действия СИС (включая, естественно, и вопрос расширения состава), согласно публичному заявлению Карена Андреасяна, являются исключительно прерогативой этого органа. А вмешательство офиса Защитника прав человека будет ограничено всесторонней помощью Совету. Соответственно, и в вопросе кандидатов омбудсман по определению не мог играть решающую роль. Новосозданный консультативный орган в первый же день своего существования обнародовал упомянутый выше Меморандум о принципах своей деятельности. Механизм формирования Совета ясен, миссия, которую он взял на себя, – также, никаких решений СИС по сей день не принимал. Какой еще “прозрачности” и относительно чего не хватило Ара Тадевосяну?

В этом контексте карикатурно звучат слова директора агентства о том, что “за 12 лет работы на рынке Медиамакс ни разу не нарушал ни одного канона журналистской этики и всегда выступал с качественной журналистикой”. Признаюсь, нечасто доводилось читать материалы “Медиамакс”. Но если рассматривать публикацию “Монархия” по информационным спорам” как образец этой самой качественной журналистики а-ля “Медиамакс”, то не завидую тем, кто ориентируется на это агентство как на источник информации. 

Основой для далеко идущих “разоблачений” от Ара Тадевосяна стал исключительно один частный телефонный разговор. Опустим вполне резонный с точки зрения этики вопрос, почему таковой вообще стал предметом публичного обсуждения. Более того, допустим, что полученная информация могла составить неверное представление о ситуации. Но для того и существуют принципы качественной журналистики, чтобы сверить первое впечатление с альтернативными источниками – гораздо более весомыми, чем частная беседа: с обстоятельным обсуждением идеи Совета на Форуме в Цахкадзоре, с текстом Меморандума. Наконец, можно (а с точки зрения журналистской этики необходимо) было переговорить и с Борисом Навасардяном, которому в пасквиле приписывается несуществующий “политический подтекст”, или на крайний случай хотя бы еще с одним другим членом Совета.

При определенных условиях журналист в целях оперативности вполне вправе распространять непроверенные факты, если они затрагивают актуальную, общественно значимую тему. Однако в нашей истории об оперативности говорить смешно – о формировании Совета было в деталях объявлено 1 мая, тогда же был распространен Меморандум. А публикация “Медиамакс” появилась 10 мая. За эти дни можно было по нескольку раз связаться с каждым из хорошо знакомых как директору, так и главному редактору агентства учредителей СИС…

Кроме того, если уж говорить о профессиональных “канонах”, которые якобы никогда не нарушал “Медиамакс”, то уважающее себя СМИ обязано публиковать ответы или опровержения на свои публикации без комментариев или какого-либо иного вмешательства в содержание. Однако агентство зачем-то сопроводило опровержение Совета по информационным спорам фотографиями Шушан Дойдоян и Бориса Навасардяна. Что хотели сказать “медиамаксовцы” этой “творческой” уловкой, почему такой же “чести” не удостоились другие члены Совета – вызывает самые разные догадки. И такая двусмысленность делает публикацию фотографий еще более неприемлемой с точки зрения журналистской этики.  

Но достаточно об этических принципах – на уважении к ним в обсуждаемой публикации нет и намека. Поговорим о “праведном гневе” директора “Медиамакс”, вставшего на защиту своего коллеги и “возмутившегося” “ситуацией, когда в значительной части нашей медиа-среды и “гражданского общества” действует закрытая и непрозрачная система, когда несколько человек считают себя вправе выступать в роли судей последней инстанции, в действительности принимая единоличные и очень часто неаргументируемые решения”. Интересно, когда это мнение “нескольких человек” из медиа-среды, кто сохранил способность говорить то, что на самом деле знает и думает, или какие “решения” гражданского общества мешали Ара Тадевосяну идти по избранному жизненному пути? Быть членом уже упомянутой НКТР или участвовать со своим пиар и коммуникационным агентством “Медиабренд” в “мониторинге” освещения президентских выборов 2008, согласно которому армянские СМИ были чуть ли не эталоном объективности? Кстати, интереса ради я заглянул на сайт никогда ни до, ни после того Арменией не интересовавшегося Европейского Фонда за демократию, под чьей эгидой осуществлялся проект, и не нашел об этом мониторинге никакого упоминания – можно понять, решили зачеркнуть постыдную страничку в биографии ЕФД.

А у нас не стыдно, более того, можно даже позволить себе спустя три года обрушиться с “праведным гневом” на тех, чью честную оценку деятельности СМИ того периода пытался дискредитировать своей фальшивкой! Тогда мы промолчали, но, видимо, чаще надо называть вещи своими именами и не входить добросердечно в положение людей, следующих правилу “хочешь жить – умей вертеться”. Иначе именно последние начинают чувствовать себя судьями и законодателями мод в профессии.

Можно по-разному относиться к новосозданному Совету по информационным спорам, верить или не верить в его перспективность. Думаю, даже у его инициатора и учредителей нет полной убежденности, что начинание имеет хорошую перспективу. Но не попробовать, когда вследствие последних судебных дел ситуация в армянских СМИ подошла к крайней черте, было бы проявлением равнодушия. А вот какими мотивами руководствовался директор “Медиамакс”,  решивший столь легко дискредитировать инициативу, пренебрегая элементарными обязанностями более-менее опытного и ответственного журналиста? Об этом стоит задуматься. Я задумался и, скорее всего, знаю правильный ответ. А вы?

P.S. Несколько недель назад Ара Тадевосян сообщил мне об интересном плане запустить на сайте “Медиамакс” серию качественных именных колонок и предложил мне быть одним из колумнистов. Все из той же добросердечности, продолжая верить, что даже пройдя через мониторинг “Медиабренда” и десятки конкурсов по лицензированию вещателей, можно при сильном желании стать на путь истинный, я поначалу не исключил возможность подобного сотрудничества. Но из-за нехватки времени и, что греха таить, желания понаблюдать какое-то время, во что выльется идея, предпочел выждать. Долго ждать не пришлось…

Борис НАВАСАРДЯН
23 мая 2011