14 марта 2008

ЗАЯВЛЕНИЕ

В связи с введением чрезвычайного положения

Мы, нижеподписавшиеся общественные организации, осознавая напряженность ситуации, уважая букву закона, не позволяли себе нарушать положения Указа президента РА о введении в Ереване чрезвычайного положения и по сей день – до внесения в Указ изменений – воздерживались от каких-либо публичных заявлений.

Однако в тот же период (с 1 по 13 марта 2008) в информационной сфере имели место многочисленные нарушения законности и режима чрезвычайного положения, ответственность за которые ложится на ряд государственных структур. Эти нарушения не только не послужили реализации целей Указа – устранению обстоятельств, ставших основанием для объявления чрезвычайного положения, но и содержали угрозу дальнейшей поляризации общества, углубления нетерпимости и ненависти.

В частности, ряд СМИ, нарушая требование подпункта 4 пункта 4 Указа о том, что “публикации средств массовой информации по государственным и внутриполитическим вопросам могут осуществляться исключительно в рамках официальной информации государственных органов”, публиковали/выпускали в эфир не только официальную информацию, но и политическую пропаганду, большая часть которой была односторонней, дискредитирующей и оскорбляющей оппозицию. Помимо нарушения Указа, это фактически противоречило также призывам властей к достижению согласия и примирения в обществе.

Наиболее яркий пример подобного неприемлемого освещения демонстрировал Первый канал Общественного телевидения Армении, который не только игнорировал упомянутое положение Указа, но и в очередной раз грубо нарушил требование статьи 28 Закона РА “О телевидении и радио”: “На общественном телевидении (…) в выпускаемых передачах преобладание политической позиции (…) запрещается.”

Национальная Комиссия по телевидению и радио, которая в соответствии с Законом является независимым регулирующим органом и призвана “осуществлять контроль над деятельностью теле- и радиокомпаний” (часть 1 статьи 37 Закона РА “О телевидении и радио”), не выполнила одну из своих основных функций и не предотвратила нарушения положений Указа со стороны не только Первого канала ОТА, но и большинства частных вещателей.

Нарушения соответствующего положения Указа были зафиксированы также в ряде печатных СМИ, однако на них не последовало реакции Министерства юстиции РА. В рамках своих полномочий Министерство было обязано предпринять меры по устранению нарушений.

Несмотря на то, что ограничения, введенные Указом, не предусматривали цензуру, которая к тому же запрещена статьей 4 Закона РА “О массовой информации”, в эти дни не только в Ереване, но и по всей стране фактически осуществлялась предварительная цензура. Вследствие этого выпуск некоторых общенациональных газет был запрещен из-за их содержания. Ряд изданий, столкнувшись с незаконными препятствиями, отказался работать, поскольку не имел возможности представлять оппозиционные и критические точки зрения, тогда как публикация дискредитирующих и оскорбляющих оппозицию, зачастую агрессивных высказываний в других газетах никоим образом не ограничивалась. По полученным от СМИ сведениям, предварительную цензуру осуществляли лица, представляющиеся как сотрудники Службы национальной безопасности.

Вслед за Указом последовала блокировка ряда информационных Интернет-порталов (которые даже не успели каким-либо образом отреагировать на ситуацию). Подобные действия вообще незаконны, а применение запретительных мер без какого-либо основания в данных обстоятельствах мы расцениваем как нарушение принципа презумпции невиновности. И в этом также проявилась политическая дискриминация, поскольку были блокированы те сайты, которые ранее позволяли себе распространять критические публикации в адрес властей.

Будучи хорошо осведомленными, какому давлению подвергаются СМИ на протяжении последнего времени, мы подчеркиваем, что ответственность за эти нарушения ложится не столько на журналистов, редакции, сколько на компетентные органы. Действия (либо бездействие) последних привели к тому, что положение Указа – “публикации средств массовой информации по государственным и внутриполитическим вопросам могут осуществляться исключительно в рамках официальной информации государственных органов” – послужило не успокоению общества, а превратилось в средство дальнейшего подрыва основ свободы слова и СМИ, восстановления присущих тоталитарному строю традиций односторонней пропаганды.

Невыход в свет части газет – в результате отказа от работы в создавшейся ситуации или запрета на печатание – привел также к экономическим последствиям, неравной конкуренции. И произошло это на политической основе. Приостановление выпуска газет уже сегодня сказывается, а в будущем еще сильнее отразится на их читательской аудитории.

В условиях манипулятивного использования СМИ в них искаженно представлялись также заявления международных структур и официальных лиц, что дезориентировало общественность и стало дополнительным фактором, негативно отразившимся на международном авторитете Армении.

Поскольку противозаконные проявления в информационной сфере в период чрезвычайного положения были непосредственно связаны с выборами, привлечение к ответственности за них столь же важно, сколь и наказание лиц, совершивших нарушения в ходе избирательного процесса.

Ожидалось, что относящаяся к СМИ поправка в Указе о чрезвычайном положении будет направлена на предоставление большей свободы в освещении текущих событий. Однако с ее вступлением в силу 14 марта ни одна из перечисленных выше проблем решена не была. Более того, поправка содержит формулировки, допускающие произвольную трактовку, в частности, запрет на “(…) публикацию или распространение заведомо ложной или дестабилизирующей ситуацию информации по государственным и внутриполитическим вопросам”. В условиях селективного правоприменения и противозаконных действий, с которыми информационная сфера столкнулась в последние дни, она делает СМИ весьма уязвимыми.

В связи с вышеизложенным мы требуем:

– привлечь к ответственности Национальную Комиссию по телевидению и радио и Совет Общественной телерадиокомпании за неприемлемую ситуацию в вещательных СМИ;

– провести расследование обстоятельств применения незаконной цензуры, блокировки Интернет-сайтов и привлечь к ответственности лиц, осуществлявших эти противозаконные действия и отдававших соответствующие распоряжения;

– немедленно пересмотреть подпункт 4 пункта 4 Указа президента РА о чрезвычайном положении.

В то же время, сознавая, что упомянутые в этом заявлении органы, ответственные за создавшуюся ситуацию и грубые нарушения законности, действовали в общем контексте проводимой властями политики, мы акцентируем внимание не на строгость наказания, а на юридическую фиксацию нарушений и ответственных лиц. Верховенство закона и правовой прецедент особо важны для предотвращения любых посягательств на свободу слова в будущем.

Ереванский пресс-клуб
Комитет по защите свободы слова
Институт многообразия СМИ-Армения
Общественная организация содействия СМИ “Интерньюс”
Клуб журналистов “Аспарез”
Ванадзорский пресс-клуб
Ванадзорский Офис Хельсинкской Гражданской Ассамблеи
Транспаренси Интернешнл антикоррупционный центр