1996: ПОВОД ДЛЯ ОСТОРОЖНОГО ОПТИМИЗМА

Доклад Ереванского пресс-клуба “СМИ Армении в 1996”

Нам, армянским журналистам, всегда очень трудно бывает ответить на вопрос западных коллег и экспертов: свободна ли пресса в Армении? Их – задающих этот вопрос – можно понять. Всегда желательно узнать о самом главном и сразу.

Однако в очередной раз приходится вспоминать прописную истину: свобода – понятие относительное. Посему полезнее и серьезнее вести разговор не о том, является ли наша пресса свободной, а о том, как обстоят дела с условиями для существования свободной прессы. Этих основных условий три – экономическая самостоятельность СМИ, наличие демократического законодательства и его применение, высокий профессиональный уровень журналистов.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

Первое условие – это экономическая самостоятельность СМИ, самоокупаемость информационно-издательского бизнеса. В 1996 самоокупаемыми оставались лишь информационные агентства. (Речь идет, разумеется, только о частных. Государственное информагентство “Арменпресс”, несмотря на попытки встать на коммерческие рельсы, пока не смогло освободиться от инерции иждивенчества и по-прежнему нуждается в дотациях.) Этот вид информационно-издательского бизнеса является рентабельным по понятным причинам: невысокие производственные расходы при достаточно высокой цене на информацию, которую согласны выплачивать зарубежные потребители. Именно зарубежные потребители, поскольку лишь за счет них обеспечивается самоокупаемость. Внутренний рынок никак не смог бы содержать армянские информагентства.

Телевидению, радио и печатной прессе остается только завидовать своим коллегам из информагентств “Ноян Тапан”, СНАРК, “Факт”, “АРКА”… Правда, некоторым местным коммерческим теле- и радиокомпаниям также удалось добиться рентабельности. Однако это стало возможным благодаря значительной помощи зарубежных фондов и опять же небольшим затратам на производство собственной продукции. Основную часть вещательного времени занимают развлекательные передачи зарубежного производства, затраты на которые, практически, нулевые. Говорить же о возможности самоокупаемости серьезного общенационального телевидения и радио пока рано.

Печатная пресса, которая регрессировала до конца 1995, несколько оживилась в 1996 и с оптимизмом смотрит в будущее. Наметилась тенденция к росту тиражей, и если в сторону газет обратят, наконец, свой взор рекламодатели, можно будет помечтать о самоокупаемых печатных СМИ. Год назад мы говорили о шести уровнях свободы. Вспомним это условное деление, чтобы еще раз определить, где же находимся мы, армянские журналисты:

– первый, низший уровень – это партийно-государственная монополия на СМИ в тоталитарном обществе;

– второй уровень – плюралистическая, но полностью ангажированная партийная пресса в чрезмерно политизированном, многопартийном обществе;

– третий уровень – пресса, финансируемая посторонним бизнесом и, соответственно, послушная ему;

– и, наконец, четвертый уровень, начиная с которого можно говорить о свободе прессы, – самостоятельный и самоокупаемый информационно-издательский бизнес…

На более высокие, недоступные для нас в обозримом будущем, уровни сегодня подниматься не будем. Вспомним только, что место армянских СМИ в прошлом году мы определили на втором уровне – политически ангажированной прессы. Боюсь сглазить, но в нынешнем году наша пресса может подняться (или хотя бы занести ногу для подъема) на третий уровень. Заметен интерес успешных бизнесменов к средствам массовой информации, причем этот интерес порожден не сугубо политическими, а деловыми соображениями. Правда, обольщаться готовностью мира бизнеса спонсировать СМИ не стоит. Поскольку за третьим уровнем совсем не обязательно следует подъем на четвертый, когда пресса становится не убыточным придатком постороннего бизнеса, а самостоятельным и самоокупаемым предприятием. Иногда развитие общественно-политической ситуации приводит к падению с третьего на второй уровень. Именно это произошло в России. Крупный бизнес вначале установил свою безраздельную власть над средствами массовой информации, а затем, убедившись в полном параличе государственных структур, замахнулся на политическую власть. Таким образом, значительная часть печатной прессы и почти целиком телевидение оказались в услужении яростно борющихся за власть кланов. Откровенная политизированность и ангажированность многих ведущих российских журналистов до обидного диссонирует с их же профессиональным рыцарством в недалеком прошлом.

Важнейшим составляющим экономической независимости СМИ является преодоление государственной монополии на производство и распространение информационной продукции. Определенные перспективы здесь связаны с процессом разгосударствления ряда объектов, связанных с деятельностью СМИ. Начало этого процесса объявлено предыдущим правительством, причем был декларирован принципиальный подход: разгосударствление должно осуществляться, прежде всего, в интересах самой прессы. Но возможное затягивание конкретных решений из-за смены действующих лиц чревато тем, что в нынешней смутной ситуации теневыми структурами будет отловлена вся рыба и вскоре ловить будет нечего.

Положительным шагом в 1996 году стало создание Ассоциации средств массовой информации. Новая организация, объединившая первых лиц большинства ведущих СМИ Армении, точнее ее совет выступил с конкретными предложениями по приватизации ряда объектов, находившихся прежде в ведении Министерства информации РА. В предложениях заложен принцип максимально справедливого распределения помещений для редакций с последующей передачей их в собственность СМИ. Наличие у средств массовой информации недвижимости стало бы в перспективе важным фактором их экономической самостоятельности. Придав уверенность, что не лишишься крыши над головой, она, кроме того, позволила бы, скажем, получать кредиты под залог. Последовавшее ответное предложение Министерства приватизации и иностранных инвестиций РА о предоставлении этих же помещений в безвозмездное пользование редакций выглядит половинчатым и не отвечающим интересам развития свободной прессы. Иными словами, в этом предложении проявилось отношение к СМИ как к институту, вечно нуждающемуся в подачках, подкормке, но не обладающему самостоятельностью. К сожалению, подобный менталитет присущ и некоторым нашим коллегам журналистам.

Кроме того, предложения совета Ассоциации СМИ предусматривали льготное распределение части акций издательства “Периодика” и “Армпечати” исключительно среди газет, что также способствовало бы достижению печатными СМИ экономической самостоятельности.

Поскольку уж речь зашла о разгосударствлении, упомяну также предложения Ереванского пресс-клуба по государственным радио, телевидению и другим СМИ. В соответствии с общепринятым в цивилизованном мире подходом на внутреннем информационном рынке Армении государственные СМИ вообще не должны действовать. Право на существование может иметь госструктура, занимающаяся исключительно внешней пропагандой. При этом необходимо учитывать, что разгосударствление – это не обязательно приватизация.

Скажем, полная передача нынешнего гостелерадио в частные руки означала бы его вульгарную коммерциализацию. Поэтому необходимо, чтобы по одному теле- и радиоканалу получили статус общественных. То есть, получали бы поддержку из госбюджета, но находились в ведении не государственных структур, а общественного совета и обеспечивали бы тот минимум информационных, публицистических, культурных, образовательных программ, который необходим стране.

НАЛИЧИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ

Закон РА “О печати и других средствах массовой информации”, принятый в 1991, стал своего рода “священной коровой”. Толку от него никакого: причем ни властям, ни журналистам – закон чисто декларативен и не содержит действенных механизмов как защиты свободы слова, так и привлечения прессы к ответственности. Но и власти, и – что особенно странно – журналисты относятся к нему с почтением. Хотя по духу он репрессивен: в нем имеется глава “О недопустимости злоупотребления свободой слова”, которая – абсурд! – приравнивает друг к другу “непроверенную” и “ложную” информацию, предоставляя, тем самым, теоретическую возможность суду прикрыть все существующие в Армении СМИ. При этом главы о гарантиях свободы слова в законе нет. Поэтому меня несколько удивляют комплименты, звучащие в адрес этого документа со стороны некоторых парламентариев и журналистов. При том содержании, которое в него заложено, самой положительной чертой этого закона является то, что он не действует. Но в условиях посттоталитарного общества правовой вакуум не выгоден свободной прессе и журналистам, так как любой невозделанный участок правового поля становится “полем дураков” и используется, скорее, против демократии, чем в ее интересах.

Возможно, нежно-ностальгические чувства по отношению к действующему пока законодательству о СМИ проявились после того, как журналисты в июне 1996 ознакомились с новым законопроектом “О средствах массовой информации”, разработанным Министерством юстиции РА. В отличие от прежнего, он включал довольно действенные механизмы привлечения журналистов к ответственности, не предоставляя при этом никаких гарантий защиты их прав. Думается, лишь активность журналистов, раскритиковавших официальный законопроект и разработавших свой альтернативный вариант, притормозила победное шествие в Национальное Собрание “могильщика свободы слова”, рожденного Минюстом.

Итак, обсуждение проекта Закона “О средствах массовой информации” отложено на неопределенное время, но, как оказалось, опасность подстерегала нас и с другой стороны. После рассмотрения в соответствующей парламентской комиссии на всенародное обсуждение вынесен проект Закона РА “О телевидении и радио”. Предполагается, что закон будет принят на нынешней сессии Национального Собрания. По идее подобные законы должны быть “надстройкой” к закону о СМИ, регулирующей специфические вопросы, связанные с телерадиовещанием. Но на каком “базисе” предполагается устанавливать эту “надстройку”? На законе от 1991 года, который не работает и который надо менять? Но на нынешней сессии замена не предусмотрена, а значит, “надстройка” появится раньше, чем “базис”. И в дальнейшем ее придется также заменять, чтобы приспособить к последнему. Нонсенс с точки зрения построения действенной правовой системы.

По сути, давать оценку законопроекту “О телевидении и радиовещании” в такой ситуации бессмысленно. Но раз уж он все-таки представлен на всенародное обсуждение, выскажу одно принципиальное замечание: законопроектом предусмотрено сохранение государственного телерадиовещания, что неприемлемо. 1996 год, и, в частности, президентская избирательная кампания еще раз продемонстрировали, что гостелевидение является одним из факторов, в наибольшей степени дестабилизирующих наше общество.

Продолжая тему преемственности и взаимосвязи законодательных актов, нельзя не отметить, что для задействования целостной правовой системы, регулирующей сферу СМИ, необходимо также дополнить уже принятые законы РА “О рекламе”, “Об авторских правах” и “О государственной тайне” положениями, касающимися именно прессы. На сегодняшний день эти три документа свою естественную связь с деятельностью СМИ практически полностью игнорируют.

Теперь о применении законов. В апреле 1996 Министерство юстиции допустило грубейшее нарушение действующего законодательства в споре вокруг газеты “Азг”. Правоведы из Минюста позволили себе сменить учредителей “Азг” вопреки процедуре, предусмотренной уставом газеты, который, кстати, в свое время был утвержден коллегией этого же Министерства! Суд, к счастью, оказался мудрее и вернул “Азг” ее законным учредителям.

Зато в двух других случаях суд, действуя согласно букве действующего Закона РА “О печати и других средствах массовой информации”, наглядно продемонстрировал всю репрессивную сущность этого закона. В марте 1996 на три месяца был приостановлен выход газеты “Лрагир”. Не оспаривая обоснованность судебного постановления, нельзя согласиться с применением в отношении прессы таких мер, как закрытие, приостановление. Поскольку эти меры крайне негативно сказываются на информационном рынке. Между тем, они вытекают из действующего законодательства. Более приемлемой выглядит система прогрессирующих штрафов как единственная мера против правонарушений со стороны прессы. Это предложение отражено в пресс-клубовском законопроекте “О средствах массовой информации”.

В августе 1996 суд применил против журналистов радиопрограммы “Ереван” пресловутую 6-ю статью действующего Закона “О печати и других средствах массовой информации”, предусматривающую ответственность за “ложную и непроверенную” информацию. Такое решение противоречило всем общепринятым в цивилизованном мире нормам: для защиты от предъявленных ему обвинений в клевете журналисту достаточно доказать, что освещенная им тема имеет общественную значимость и что, расследуя факты, он действовал профессионально. Юридического подтверждения достоверности факта уже не требуется. Эта правовая норма предусмотрена и в законопроекте ЕПК “О средствах массовой информации”. Между тем, действующий армянский закон позволил суду привлечь к ответственности радиожурналистов, поднявших общественно значимую тему недовеса хлеба и проявивших достаточную профессиональную тщательность при ее освещении.

Хотя Конституцией и законами РА декларирована недопустимость цензуры, некоторые ее формы в 1996 применялись. Из-за нежелательных для руководства “Армпечати” публикаций с опозданием поступал в продажу тираж газеты “Айжм”. В канун выборов президента предварительной цензуре подвергалось большинство передач государственного телевидения. Различные властные структуры оказали нажим на собственных корреспондентов зарубежных СМИ по поводу освещения ими событий 25 сентября.

Наконец, нельзя не отметить многочисленные случаи неоправданного затягивания регистрации средств массовой информации в Министерстве юстиции. Что также является свидетельством “плохого” применения “плохого” закона. В законопроекте “О средствах массовой информации”, инициированном ЕПК, предлагается изменить законодательно установленный порядок регистрации таким образом, чтобы он стал сугубо технической процедурой.

ПОВЫШЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО УРОВНЯ ЖУРНАЛИСТОВ

Это также важное условие свободы прессы: только профессиональный журналист и профессиональные СМИ могут быть по-настоящему свободными.

В 1996 в этом плане произошел определенный сдвиг. Обучающие курсы для журналистов организовали Союз журналистов Армении, телестудии “А1+” (в Ереване) и “Шант” (в Гюмри). Несколько семинаров для журналистов провел Ереванский пресс-клуб. Издан ряд учебных и справочных пособий по журналистике. Группа представителей армянских масс-медиа приняла участие в стажировках за рубежом. Трудно утверждать, что этот сдвиг уже благотворно сказался на уровне нашей прессы. Однако в том, что налаживаемая благодаря журналистским организациям и зарубежным фондам система повышения квалификации сотрудников СМИ рано или поздно даст свои плоды, можно не сомневаться.

В то же время нестабильное положение большинства СМИ, работа редакций “с колес” и отсутствие традиции тщательной работы над материалом, постоянная миграция кадров препятствуют становлению и развитию “фирменных” журналистских школ. Не получают развития жанры, без которых невозможно представить современную свободную прессу: такие, как журналистское расследование, публицистическая статья, даже репортаж… Видимо, овладение канонами разнообразных жанров должно начинаться еще в университете при помощи преподавателей-теоретиков и журналистов-практиков. (Ереванский пресс-клуб начал реализацию короткой учебной программы на отделении журналистики Ереванского госуниверситета и намерен продолжить это сотрудничество.)

Таким образом, приходится признать, что условия жизнедеятельности свободной прессы в Армении далеко не сформировались. Хотя надо приветствовать наметившиеся в 1996 тенденции развития этих условий.

СМИ И ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ

Разумеется, главным событием 1996 для армянских СМИ стали президентские выборы. Результаты мониторинга СМИ Армении в период избирательной кампании опубликованы во втором номере бюллетеня Ереванского пресс-клуба. Чтобы не повторяться, отмечу лишь, что во всех докладах и отчетах международных наблюдателей, которые основываются, главным образом, на мониторинге Ереванского пресс-клуба в рамках проекта “СМИ и демократические выборы”, финансируемого Программой Демократии Тасис, подчеркивается неравномерное предоставление эфира и газетной площади государственными СМИ (естественно, в пользу Левона Тер-Петросяна) и пристрастное (естественно, в негативном смысле) освещение ими кампании Вазгена Манукяна.

“Историческое” событие произошло в период муниципальных выборов в ноябре 1996. Некоторые частные региональные телестудии попытались вести репортажи непосредственно с избирательных участков. Эта та основная и необходимая форма освещения выборов, которая определяет степень доверия населения к результатам голосования и которая в очередной раз не была применена во время общенациональных (президентских) выборов. Зато на региональном уровне это удалось сделать, в частности, гюмрийской телестудии “Шант”, правда, ценой последовавших затем неприятностей с налоговой инспекцией.

НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЖУРНАЛИСТОВ

Наиболее распространенной формой нарушений остаются избиения. Если упоминать только случаи, когда прослеживалась очевидная связь между избиением и журналистской деятельностью жертвы, то в 1996 были избиты двое. Радиожурналист Вардан Варданян подвергся нападению 25 июня на улице, а публицист Гагик Мкртчян был избит сотрудниками МВД при незаконном аресте 26 сентября.

Нападение 7 марта уже нынешнего года в рабочем помещении на редактора газеты “Ереванян орер” Микаела Айрапетяна свидетельствует, что и после спада избирательных страстей журналисты остаются под угрозой нападений. Причем ни один из случаев, имевших место за почти 7 лет, не раскрыт правоохранительными органами.

ДОСТИЖЕНИЯ СМИ В 1996

Чтобы не завершать доклад на грустной ноте, суммируем позитивные итоги года:

– в июне 1996 журналисты впервые не просто подвергли критике официальный законопроект “О средствах массовой информации”, но решили создать (и создали в декабре 1996) альтернативный проект;

– в сентябре начат выпуск первого армянского профессионального издания для журналистов – бюллетеня “Ереванский пресс-клуб”;

– в конце сентября – начале октября 1996 СМИ Армении впервые за последние годы обнаружили способность глубоко и разносторонне анализировать потрясшие всех события после президентских выборов;

– в декабре 1996 руководители большинства ведущих средств массовой информации Армении осознали необходимость объединиться для решения общих задач – так родилась Ассоциация СМИ.

Эти итоги дают повод для осторожного оптимизма. Осторожного потому, что необратимых сдвигов пока не произошло, и в наступившем году необходимы новые усилия ради прогресса.