1997: ДВЕНАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ ИЗ ЖИЗНИ СМИ

Годовой отчет Ереванского пресс-клуба

ЯНВАРЬ 1997

Директор издательства “Периодика” (ныне типография “Тигран Мец”) Вреж Маркосян в письме к редакторам газет известил о том, что с 1 января стоимость типографических услуг возрастет на 20%. Каких-либо причин, объясняющих подобное решение, в письме не указывалось. Один из пунктов предложенного газетам варианта договора предусматривал повышение услуг еще на 20%, однако редактора отказались подписывать договор при наличии подобного пункта.

Услугами этой типографии продолжает пользоваться более 90% печатных СМИ Армении.

ФЕВРАЛЬ 1997

После номера за 15 февраля перестала выходить ежедневная газета “Аравот”. Главный редактор Арам Абрамян опроверг слухи о том, что газету “закрыли” по политическим мотивам. В газете “Молорак” от 18 февраля А.Абрамян отметил: “Выпуск газеты приостановлен прежде всего по моей инициативе. Основная причина в том, что наше общество сегодня в газетах не нуждается. Видимо, правильнее будет сказать, что люди не желают читать те газеты, которые сегодня выходят. Если кого-то подобный вывод обижает, то пусть объяснит, почему тираж основных ежедневных газет составляет 2-3 тысячи, т.е. столько, сколько составлял в советское время тираж заводских “многотиражек”…”

Заместитель редактора “Аравота” Гамлет Гаспарян, возглавлявший газету в отсутствие Арама Абрамяна и готовившийся вступить в должность редактора, отметил, что ему не известно ничего, кроме того, что сказал в интервью газете “Молорак” А.Абрамян: “Через две недели работы меня просто известили, что газета должна закрыться. И никто не дал мне по этому поводу никаких объяснений. Я уверен, что это не было связано с составом редакции или финансами, хотя газета и имела весьма сложные финансовые проблемы.”

В газете “Айк” от 20 марта А.Абрамян сообщил корреспонденту информагентства “Арменпресс”, что “…сейчас предпринимаются меры, чтобы через месяц на стол читателя поступил “Аравот” с новым дизайном и содержанием” (но уже без Гамлета Гаспаряна).

Сам Г.Гаспарян, комментируя по просьбе ЕПК возобновление выхода “Аравота”, сказал, что для него оно столь же непонятно, сколь и приостановление.

“Аравот” возобновил свой выход 3 июня тиражом 1,500 экземпляров.

В период бессрочного приостановления выпуска газеты в отношении ее сотрудников не были соблюдены требования Кодекса законов о труде (КЗОТ) РА.

20 февраля в Спандарянском районном суде Центральной общины Еревана продолжилось начатое 12 февраля слушание дела по иску председателя общинной избирательной комиссии Гориса Акопа Минасяна к еженедельнику “Иравунк”. А.Минасян расценил опубликованную в “Иравунке” статью “В Горисе бушует уголовный террор” (#45, ноябрь 1996) как порочащую его честь и достоинство и потребовал опровержения фактов, которые, по его мнению, не соответствуют действительности.

Главный редактор “Иравунка” Айк Бабуханян подчеркнул в суде, что публикация никоим образом не затрагивает честь и достоинство А.Минасяна. Она полностью основана на анализе полученных редакцией писем из Гориса.

Стороны пришли к соглашению и приняли совместное заявление о том, что основой для публикации послужили приводимые в читательских письмах факты, подтвердить или опровергнуть которые может лишь дальнейшее расследование. Истец признал также, что редакция не преследовала цели оскорбить его честь и достоинство. Совместное заявление было опубликовано в очередном номере “Иравунка”.

МАРТ 1997

4 марта не вышла ежедневная газета “Лрагир”. По словам председателя редакционного совета Ованнеса Африкяна, у издания нет финансовых проблем, “потребности редакции удовлетворяются поступающими от продажи газеты средствами”. Просто до 1 марта, согласно предварительному требованию издательства “Периодика”, газеты должны были погасить 20% своей задолженности. “Лрагир” выплатил типографии даже больше, чем был должен – но бумагой. Недоразумение произошло в результате ошибочных расчетов. Очередной номер “Лрагира” вышел на следующий день, 5 марта.

Однако 15 марта выход газеты вновь был остановлен и так и не возобновился. Как объяснил председатель редсовета, из-за определенных финансовых и технических сложностей, которые издание пытается преодолеть.

После закрытия “Лрагира” газеты “Айк”, “Айкакан жаманак” и “Азг” поместили на своих страницах материалы “Лрагира”.

При закрытии газеты в отношении лишившихся работы журналистов не были соблюдены нормы КЗОТ.

7 марта двое неизвестных проникли в редакцию еженедельника “Ереванян орер” и потребовали от главного редактора Микаела Айрапетяна прекратить подготовку очередного номера. Получив отказ, один из неизвестных запер дверь в комнату секретарши, а другой начал жестоко избивать М.Айрапетяна. После чего он вытер окровавленные руки бумагами с редакторского стола, бросил их на пол, и оба преступника скрылись.

На следующий день Микаел Айрапетян заявил на пресс-конференции, что случившееся с ним имеет политическую подоплеку.

9 марта состояние Айрапетяна ухудшилось, и его поместили в больницу. Лечащий врач заявил, что он нуждается в двухнедельном лечении. По факту избиения было возбуждено уголовное дело, однако по сей день преступники не обнаружены.

Профессиональные журналистские объединения выступили с заявлением в защиту М.Айрапетяна. А министр национальной безопасности и внутренних дел РА отказался принять представителей Ассоциации СМИ Армении.

ЕПК выражает свою озабоченность тем, что за последние 6 лет более десятка журналистов подверглось физическому насилию, однако правоохранительными органами до сих пор не раскрыто ни одно из этих дел.

АПРЕЛЬ 1997

24 апреля по финансовым причинам закрылся еженедельник “Ереванян орер”. И в этом случае в отношении журналистов не были соблюдены требования КЗОТ.

МАЙ 1997

Национальное Собрание РА в первом чтении приняло поправки к Закону “О свободе совести и религиозных организациях”, которые серьезно ограничивали свободу прессы и фактически вводили цензуру на публикации по религиозной тематике.

В частности пункт “з” статьи 7 гласил: “Освещение религиозно-богословских вопросов в СМИ, не принадлежащих религиозным организациям, может осуществляться только с ведома уполномоченного правительством РА органа государственного управления.”

Вторым параграфом второй части ст.17 Закона устанавливалось, что “освещение богословия Армянской Апостольской церкви в СМИ или во время массовых мероприятий может осуществляться только с одобрения Армянской Апостольской церкви”.

Закон был принят во втором чтении с учетом предложений президента РА. В окончательном его варианте был снят пункт “з” ст.7, а соответствующий параграф ст.17 получил следующую редакцию: “…освещение официального богословия…”

Редакция гюмрийского еженедельника “Анцударц” (основан в 1997), единственного независимого издания в городе, согласно решению 4/109 Госарбитража РА, должна освободить занимаемую площадь, а согласно решению Московского районного суда Гюмри – передать редакционное имущество газете “Кумайри”, которая пользуется опекой городских властей и, имея около 10 сотрудников, занимает 20 комнат.

ИЮНЬ 1997

17 июня независимое информационное агентство “Ноян Тапан” распространило статью, в которой речь шла об очередном плане по урегулированию Карабахского конфликта, разработанном сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Статья была опубликована в газетах “Республика Армения”, “Азг”, “Аравот”, “Менк+”, “Новое время”. На следующий день ее автор Жанна Григорова, директор агентства Тигран Арутюнян и главный редактор Гаянэ Аракелян были приглашены в Министерство НБ и ВД, где их препроводили в разные кабинеты. Затем в кабинете высокопоставленного чиновника состоялась полуторачасовая беседа с Т.Арутюняном. Предложение директора агентства, чтобы в разговоре участвовала и Ж.Григорова, было отвергнуто. Спустя пять часов Г.Аракелян и Т.Арутюнян получили возможность покинуть здание Министерства. Еще через два часа в агентство вернулась Ж.Григорова. По свидетельству сотрудников, она находилась в тяжелом психологическом и физическом состоянии, отказывалась отвечать на вопросы.

В знак протеста 19 июня агентство “Ноян Тапан” распространило заявление и провело однодневную забастовку. В заявлении, в частности, отмечалось, что, согласно ст.25 действующего Закона РА “О печати и других средствах массовой информации”, журналист не обязан указывать источники информации, за исключением случаев, когда это требуется для судебного процесса. Тем не менее в Министерстве НБ и ВД у трех сотрудников агентства упорно пытались выяснить источник информации, использованной в материале.

ИЮЛЬ 1997

11 июля не вышел в свет очередной номер ежедневной газеты “Айкакан жаманак”. По версии руководства издательства “Периодика”, причиной его отказа печатать газету явились долги. В то время как у многих газет на этот период долги были еще большими, чем у “Айкакан жаманак”.

Скорее всего, невыход газеты имел под собой политическую подоплеку: спонсором “Айкакан жаманак” является лидер оппозиционного крыла АОД Эдуард Егорян. 11 июля начал работу 9-й съезд АОД, а Егорян считался основным соперником Вано Сирадегяна в борьбе за пост председателя партии.

На следующий день газета была напечатана. 15 июля “Айкакан жаманак” известил читателей, что временно прекращает выход в свет. По мнению наблюдателей, причиной стало поражение на съезде сторонников Егоряна, а также финансовые проблемы.

7 ноября “Айкакан жаманак” возобновил выпуск – уже в качестве еженедельника.

В отношении сотрудников редакции не были соблюдены требования КЗОТ.

АВГУСТ-СЕНТЯБРЬ 1997

В номере газеты “Молорак” от 1 августа под рубрикой “Визит” была опубликована заметка “Фонд в Австралии”, распространенная информационным центром “Ереван”. В заметке, в частности, отмечалось: “Манушак Петросян были вручены 10 тысяч долларов на строительство дороги Горис-Степанакерт. Еще две тысячи долларов подарили армии Арцаха родители покойного младшего офицера специальных сил австралийской армии Мирана Аветисяна.” Какого-либо резонанса на эту публикацию не последовало.

В номере “Молорак” от 19 августа журналист Никол Пашинян в статье “Сбор пожертвований во вред становлению государственности”, опираясь на обнародованные данные, произвел арифметические подсчеты с целью выяснить: “…какие средства были потрачены на получение указанной суммы.” В результате автор приходит к выводу, что затраты на поездку представителей Общеармянского Фонда “Айастан” в Австралию оказались неоправданными.

2 сентября на пресс-конференции исполнительный директор Фонда Манушак Петросян назвала опубликованные в “Молораке” факты “непроверенными, выдуманными и заведомо ложными”. Представляя в Спандарянский суд свой иск “О защите чести, достоинства и делового авторитета, компенсации за материальный и моральный ущерб”, М.Петросян добавила, что около 2 млн. 380 тысяч долларов пожертвований находятся под угрозой из-за вышеназванной публикации в “Молораке”. Исходя из этого, она потребовала обязать газету напечатать опровержение, а также удержать с нее сумму в размере 10% от ожидаемых пожертвований армянской общины Австралии (238 тысяч долларов) – в качестве компенсации за нанесенный Фонду моральный ущерб. На вопрос журналистов о том, насколько реальна компенсация, учитывая, что все имущество “Молорака” стоит в сотни раз меньше, директор Фонда ответила, что это не ее проблема. Интересно, что на пресс-конференцию не были приглашены журналисты “Молорака.”

22 сентября Спандарянский районный суд вынес решение, согласно которому требование Общеармянского Фонда “Айастан” удовлетворялось частично: автору статьи и редакционному совету вменялось в обязанность опубликовать на том же месте и того же объема опровержение, а с “Молорака” предусматривалось удержать не 10, а 1% ожидаемой суммы, что также составило внушительную цифру – 23 тысячи 800 долларов США. Еще 476 долларов “Молорак” должен был выплатить в бюджет в качестве госпошлины.

ЕПК отмечает, что подобные санкции против газеты напоминают сведение счетов. В судебном постановлении не уточнено, какой именно текст опровержения должен опубликовать “Молорак” и исходя из чего газета штрафуется именно на эту сумму. Отметим также, что возможность подобного инцидента прогнозировалась с момента, когда в июне Национальное Собрание приняло дополнение к статье 7 Гражданского кодекса РА.

В дальнейшем судебный исполнитель несколько раз пытался инвентаризировать и оценить имущество редакции, однако безрезультатно, поскольку выяснилось, что редакция пользуется имуществом на арендной основе.

ОКТЯБРЬ 1997

Корреспондент еженедельника “Айжм” устно обратился в Управление статистики, госрегистра и анализа РА с целью получить ряд данных относительно жизненного уровня населения. В Управлении ему заявили, что ответят только на вопросы, представленные в письменной форме. Что редакция и сделала. Однако начальник Управления-министр Эдуард Агаджанов сказал корреспонденту, что “сотрудники его учреждения получают зарплату всего 12 тысяч драмов” и не обязаны бесплатно отвечать на вопросы. В другом кабинете корреспонденту предложили заплатить 50 тысяч драмов, затем сократили количество вопросов и снизили цену до 10 тысяч драмов. Когда редакция согласилась на эту сумму – при условии, что сделка будет оформлена официально – сотрудник Управления отказался ответить на представленные вопросы.

После очередного выхода 16 октября в эфир на Первом канале Национального телевидения Армении передачи “Дорогие мои, живые и мертвые”, ее автору и режиссеру Цветане Паскалевой сообщили, что выход программы замораживается на неопределенное время. Очевидно, что закрытие программы имеет политическую подоплеку. В частности последняя передача была посвящена военному прошлому одного из первых лиц АРФ (“Дашнакцутюн”) Ваану Ованесяну (находится под арестом с 30 июля 1995 и с 12 декабря 1997 осужден на четыре года) и его последнему слову в зале суда.

НОЯБРЬ 1997

В опубликованной в еженедельнике “Айжм” (#37, 15-21 октября 1997) заметке “Говорил же, что будет плохо” сообщалось о том, что в одном из ереванских магазинов было продано 3 бутылки дорогостоящего французского коньяка “Луи-13” (стоимость одной бутылки 2,500 долларов США). “По некоторым сведениям”, отмечалось в заметке, в числе покупателей был и представитель охраны президента РА.

Через день после публикации в редакцию позвонил начальник Управления охраны президента РА Ромик Казарян и заявил главному редактору Вигену Саркисяну, что не позволит сделать из себя бармена, объект насмешек и готовится обратиться в прокуратуру, которая проведет следствие и передаст дело в суд, где он потребует от газеты возмещения морального ущерба в размере 7,500 долларов, т.е. стоимости 3 бутылок коньяка.

Спустя два дня редакцию посетил следователь отдела контроля над соблюдением закона в экономической, социальной и экологической сферах прокуратуры РА А.Бадалян. Он сообщил, что в ответ на заявление генерал-майора Р.Казаряна генеральный прокурор РА поручил проверить факт покупки коньяка сотрудниками Управления охраны президента. Следователь потребовал от главного редактора назвать источник информации. Последний отказался как назвать источник, так и подписать протокол “об отказе от дачи показаний”. На следующий день следователь вновь посетил редакцию и вновь потребовал подписать протокол. В.Саркисян согласился сделать это лишь в случае, если будет составлен протокол “об отказе сообщить источник информации”.

11 ноября прокуратура РА письменно известила редакцию, что газета “нарушила требования статьи 6 Закона “О печати и других средствах массовой информации” и напечатала ложную и непроверенную информацию”, поскольку в результате расследования выяснилось, что “дорогостоящие французские коньяки принадлежали директору магазина, который в рекламных целях выставил их в витрине, а затем унес домой”.

Во избежание дальнейшего развития инцидента редакция предпочла опубликовать ответ прокуратуры в ближайшем номере газеты.

ДЕКАБРЬ 1997

3 декабря состоялась пресс-конференция руководителей СМИ и профессиональных объединений, на которой было распространено совместное заявление СМИ Армении. В нем, в частности, журналисты предъявили властям следующие требования:

– улучшить политику и деятельность государственного агентства по распространению периодики “Армпечать” и незамедлительно выплатить редакциям накопившиеся от подписки и реализации долги;

– предоставить налоговые льготы юридическим лицам, участвующим в производстве, распространении и реализации продукции СМИ;

– ввести льготные цены для СМИ на пользование транспортом и услугами связи;

– безвозмездно передать СМИ те помещения, где они размещаются.

В знак протеста редакции объявили однодневную забастовку. К этой беспрецедентной в армянской журналистике акции присоединились и подписались под заявлением 10 газет, 5 профессиональных объединений, одна радиостанция и одна радиопередача, 6 информационных агентств.

4 декабря не вышли очередные номера газет “Азг”, “Айастани Анрапетутюн”, “Айоц ашхар”, “Молорак”, “Голос Армении”. К акции не присоединились газеты “Айк”, “Аравот”, “Республика Армения”.

5 декабря премьер-министр Роберт Кочарян встретился с руководителями ряда средств массовой информации и журналистских объединений и обещал принять меры для оказания государственной поддержки прессе.

10 декабря, согласно предварительной договоренности, журналисты провели часовую забастовку (11:00-12:00) напротив резиденции президента РА в знак протеста против закрытия руководством Национального телевидения Армении авторской программы Цветаны Паскалевой “Дорогие мои, живые и мертвые”. К журналистам присоединились студенты отделения журналистики ЕГУ. Участники демонстрации вручили пресс-секретарю президента Левону Зурабяну заявление с требованием возобновить выход программы. Пресс-секретарь высказал мнение, что решение этого вопроса находится в компетенции руководства НТА.

В связи с пересмотром статуса Национального радио Армении внутри этой организации осуществляются структурные изменения. В частности, редакция общественно-политических программ трансформирована в две – общественных и политико-экономических программ. Приказом директора НРА Армена Амиряна от обязанностей главного редактора распавшейся редакции освобожден Геворк Асатрян и ему предложена другая, более низкая должность. Никакого профессионального и юридического обоснования (аттестации) и объяснения это служебное понижение не получило. За исключением слов Амиряна о том, что на должности главного редактора он видит другого человека.

Исходя из имеющихся данных и публикаций в прессе, ЕПК считает себя вправе предположить, что освобождение Г.Асатряна от занимаемой должности носит политический характер: по словам самого журналиста, руководство НРА неоднократно предъявляло ему претензии в том, что курируемые им передачи (по мнению многих коллег, объективные и беспристрастные) не обеспечивают должного уровня государственной пропаганды.