1998: В ХВОСТЕ ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

Доклад Ереванского пресс-клуба “СМИ Армении в 1998”

НА НЕДАВНЕМ форуме журналистов из постсоветских стран, организованном ЮНЕСКО, Международной федерацией журналистов, Международной конфедерацией журналистских союзов СНГ и Союзом журналистов России, была представлена своеобразная классификация стран, входящих в Содружество независимых государств, по степени соблюдения в них свободы слова и прессы. Армения – вместе с Грузией и Молдавией – оказалась в тройке, где положение дел расценивалось как наиболее благополучное.

1998 действительно оказался для Армении на редкость “неурожайным” на случаи нарушений прав журналистов или свободы прессы.

Практически не было случаев физического насилия над представителями средств массовой информации, связанного с исполнением ими своих служебных обязанностей. Не было также создано новых прецедентов необоснованного привлечения журналистов к ответственности за клевету или распространение ложной информации.

Более того, в начале 1998 было исправлено крупнейшее неправовое действие властей постсоветского периода против прессы: на информационный рынок вернулись дашнакские и околодашнакские СМИ, находившиеся под запретом более трех лет.

Сегодня можно утверждать, что для журналистов не существует каких-либо ограничений, установленных сверху. То есть, если они и существуют, то их установила для себя сама пресса или ее хозяева. Не вызывает сомнений и то, что журналистов сегодня всерьез побаиваются, и это окрыляет, повышает престиж профессии.

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ говорить о бесспорном прогрессе в области средств массовой информации нельзя. Здесь сознательно употреблено слово “нельзя”, а не “рано”. Потому что решения проблем, о которых речь пойдет ниже, на горизонте не видно.

Как правило, когда армянской прессе “ставится диагноз”, в первую очередь упоминается ее тяжелое экономическое положение. В последнее время – и это видно невооруженным глазом – поток денег в средства массовой информации значительно возрос: в считанные месяцы родились три конкурентоспособных телеканала, имеющих техническое оснащение, которое всего год назад никому из независимых телекомпаний и не снилось. В Ереване выходят восемь ежедневных газет, причем четыре из них объемом 4 печатных листа – появление два года назад первого такого издания было расценено как революционное явление.

Однако, к сожалению, в большинстве случаев средства, за счет которых достигнут этот прогресс, поступают не от рекламодателей и не от потребителей информации (доходов от реализации тиража), а от политических партий, групп и связанных с ними бизнес-структур. Рынок СМИ Армении своей витринной стороной по-прежнему (а возможно, даже в большей степени, чем прежде) повернут к тем, кто дает политические заказы и платит за них.

С одной стороны неплохо, что СМИ становится много, а журналисты получают возможность сносно заработать. Однако мечта о том, чтобы пресса стала, наконец, служить своей читательской (зрительской, слушательской) аудитории, чтобы она утвердила себя как институт, информирующий общество обо всем заслуживающем его (общества) внимание, и чутко улавливала, распространяла ответные импульсы, настроения – так и остается мечтой.

НАРЯДУ с какими-то универсальными (свойственная постсоветским странам чрезмерная политизация жизни, коммунистические традиции использования СМИ исключительно как идеологическое оружие) нынешний социальный статус армянской прессы объясняется и некоторыми специфическими причинами. Армения не располагает богатыми естественными ресурсами – такими, как нефть в Азербайджане, или, скажем, выход к морю Грузии. Поэтому основным ресурсом, вокруг которого разгорается жесткая конкуренция, является власть. Власть дает возможность активно участвовать в процессе распределения и перераспределения материальных благ. Причем неважно, каким образом: можно иметь свой более или менее защищенный от рыночных сюрпризов, налогового пресса или произвола бизнес, а можно просто брать взятки, присваивать общественное достояние… Без власти и, как оказалось, самого надежного ее атрибута, депутатского мандата, нет и не может быть никакой уверенности в завтрашнем дне. Наверняка, похожие процессы происходят и в других странах, однако та безальтернативность, с какой выбор в пользу пребывания у власти делают сегодня в Армении, по-настоящему поражает воображение.

Не случайно именно сейчас, накануне парламентской избирательной кампании, президенты вполне удачливых фирм уходят в отставку, чтобы сохранить право баллотироваться в депутаты. Не случайно именно за несколько месяцев до выборов и появились новые (или увеличили свои объемы уже существующие) средства массовой информации.

Если профессиональный парламент, не допускающий совмещение депутатской и, скажем, профессиональной предпринимательской деятельности, явление для нас относительно новое, то стремление иметь собственную печатную или электронную трибуну – вполне привычное. Хотя проявились и новые черты.

КАК отмечалось на одном из семинаров, организованном Ереванским пресс-клубом совместно с Фондом им.Фридриха Эберта, во время избирательной кампании 1995 года некоторые партии, кандидаты относились к газете словно к “игрушке”. Ее можно было открыть за месяц до выборов, покрасоваться в ней, поразоблачать взгляды политических оппонентов, а затем выбросить. Нередко при этом не доплатив нанятым журналистам. На этот раз все обстоит совершенно иначе: дело затевается на широкую ногу и длительную перспективу – одними выборами борьба за власть не ограничивается. Разрабатываются изощренные технологии провоцирования скандалов, выброса компромата, очернения кого угодно и чего угодно – даже самого светлого. (Симптоматично, что на позитивные образы ставок не делает почти никто.) Это уже далеко не “игрушки” – это оружие. И пользоваться этим оружием доверяют тем, у кого не дрогнет рука, не проявятся профессиональные журналистские сантименты. В свете сказанного вполне закономерной видится целая череда замен руководителей СМИ – как официозных, так и партийных. О них подробно писалось в бюллетене ЕПК.

И вновь наше общество вступает в избирательную кампанию с большим дефицитом СМИ, которые делают деньги на том, что продают аудитории объективную информацию, помогают ей сориентироваться, разобраться в непрерывном обмене грязевыми залпами.

ПО ТРАДИЦИИ, видно доставшейся нам от времен советских пятилеток, ежегодные доклады ЕПК давали название каждому прошедшему году: с позиции того, что он принес армянской прессе. Так, 1996 стал “годом осторожного оптимизма”, 1997 – “годом несбывшихся надежд”, 1998 в этом ряду заслуживает еще более пессимистического названия – “года окончательных разочарований”. Характеристики последних двух лет касаются выполнения государством программы либерализации СМИ, усиления независимого и формирования общественного сектора.

Отсутствие прогресса и даже регресс имели место как в законодательной, так и в практической сферах. Этот печальный вывод способен перечеркнуть весь оптимизм, высказанный в начале доклада. Мы далеко не в том положении, чтобы довольствоваться имеющимся. Нужны динамичные шаги, в том числе со стороны государства, которые позволили бы армянским СМИ приблизиться к стандартам гражданского общества.

МЕЖДУ ТЕМ, Национальное Собрание РА так и не удосужилось просто задуматься (о большем и речи нет) о необходимости обновления Закона “О печати и других средствах массовой информации”. Этот действующий с 1991 единственный закон, который регулирует сферу масс-медиа, каждой своей буквой противоречит вступившему в нынешнем году в силу вполне прогрессивному Гражданскому кодексу. В основу законопроекта “О телевидении и радио”, обсуждаемого уже два года, заложены идеи, которые пахнут, в лучшем случае, нафталином. И если бы не своевременное вмешательство экспертов Совета Европы, независимые вещатели окончательно бы задохнулись от этого запаха. Хотя и так получилось не очень здорово: выработка вещательного права отложена на неопределенное время. И будущее многих независимых теле- и радиоканалов столь же неопределенно и туманно.

Вместо серьезной работы над законопроектами о прессе и о телерадиовещании, которые позволили бы снять многие справедливые нарекания в адрес государственных СМИ, армянский парламент затратил массу сил и энергии на то, чтобы эти СМИ приструнить. При этом допустил нарушения уставов официозных газет, вмешательство в программную политику Национального телевидения. А вдобавок приступил к рассмотрению законопроекта, предусматривающего передачу государственного вещателя под контроль нового сверхполитизированного органа.

Исполнительная власть также старается не отставать. Недавно Управлению информации и печати при правительстве РА поручено разработать новый законопроект “О телевидении и радио”, который предполагал бы сохранить на ближайшее время государственное телерадиовещание. Вообще в 1998 кабинет министров успешно похоронил все обсуждавшиеся до этого идеи о разгосударствлении официозных газет, сети распространения печатной периодики, Дома печати…

Правительством было отвергнуто и предложение журналистских объединений использовать 80 млн. драмов, заложенных в бюджете на 1998, для поощрения здоровых финансово-экономических процедур в деятельности СМИ. Однако предпочтение при расходовании этой бюджетной суммы было отдано доброму советскому уравнительно-распределительному методу.

И наконец, к самым драматическим последствиям может привести запланированное резкое повышение тарифов на использование частот теле- и радиостанциями. Здесь напрашиваются аналогии с печатной прессой.

НА ЗАРЕ независимости в Армении начали появляться газеты и журналы, рассматриваемые издателями как независимый частный бизнес. Но энергетические и экономические трудности, помноженные на недоброе отношение властей, не позволили этим росткам подлинно независимой прессы выжить. Отсутствие государственной политики поддержки зарождающихся независимых СМИ (к примеру, практикование льготных – на первых порах – условий приватизации и налогообложения) привело к захвату почти всего рынка партийными (по статусу или по сути) изданиями.

Сегодня то же самое грозит произойти с независимым вещанием, также начинавшимся как малый бизнес и при известной поддержке имеющим шанс стать бизнесом средним и крупным. Однако шаги, планируемые в его отношении, способны привести к монополизации эфира политически ангажированными телеканалами.

ВОЗМОЖНО, выражение “окончательные разочарования” применительно к году, который прошел без крупных скандалов в жизни армянских масс-медиа и каких-либо преследований журналистов, покажется слишком сильным. Однако два существенных фактора на самом деле дают повод для глубокого пессимизма.

Во-первых, окончательно развеялись иллюзии по поводу того, что органы государственной власти в Армении заинтересованы в системных реформах издательско-информационной сферы.

Во-вторых, в силу своего нынешнего социального статуса СМИ Армении вряд ли смогут быть в авангарде трансформационных процессов, стимулировать эти процессы. Они в лучшем случае могут рассчитывать на малое отставание от реформ в других сферах. Например от судебно-правовой реформы, от структурных преобразований в экономике и др.

Иными словами, 1998 стал годом закрепления стагнационных тенденций в области армянских СМИ, оставив минимум надежд на возможность перелома в году 1999. Очень хотелось бы ошибиться в последнем предположении…