2004: ГОД АТАК НА ЖУРНАЛИСТОВ

Годовой отчет Ереванского пресс-клуба

ЯНВАРЬ 2004

9 ЯНВАРЯ в Хозяйственном суде РА начались слушания по иску учредителя телекомпании “А1+” ООО “Мелтекс” против Национальной Комиссии по телевидению и радио с требованием признать недействительным решение Национальной Комиссии о предоставлении ООО “Синемакс” лицензии на вещание. Истец оспаривал результаты голосования Национальной Комиссии от 13 октября 2003, согласно которым “Синемакс” был признан победителем конкурса на использование 63-ей дециметровой частоты Еревана. Телекомпания “А1+”, также принимавшая участие в этом конкурсе, посчитала, что в заявке “Синемакс” (транслирует передачи телеканала “Евроньюс” и программы телекомпании “Армньюс”) содержались не соответствующие действительности сведения (подробности см. в отчете за 2003). 21 января Хозяйственный суд иск не удовлетворил, и учредитель “А1+” обратился с обжалованием в высшую судебную инстанцию. 27 февраля Кассационный суд РА оставил без изменений решение Хозяйственного суда.

12 ЯНВАРЯ был обнародован отчет по Армении, подготовленный Комитетом по соблюдению обязательств, взятых странами-членами Совета Европы. Отчет был представлен Парламентской Ассамблее Совета Европы и отдельный его раздел был посвящен плюрализму в армянских СМИ. В документе говорилось, что, хотя в стране нет прямой цензуры и имеется большое число печатных органов и телеканалов, авторы “не уверены, что в электронных СМИ соблюдается плюрализм мнений”. В отчете описывалась ситуация в медиа-законодательстве Армении, в частности, процесс принятия Закона РА “О массовой информации”. Докладчики отмечали, что после волны протестов, поднявшейся в 2002 в связи с первой версией законопроекта, в парламент был представлен новый вариант, “основанный на тексте, разработанном представителями СМИ, Ереванским пресс-клубом и “Интерньюс”. Этот шаг внушает оптимизм”. 3 декабря, говорилось также в отчете, Национальное Собрание Армении приняло поправки в Закон РА “О телевидении и радио”, который “никогда не удовлетворял Совет Европы, поскольку в нем не были учтены рекомендации экспертов, в частности, в вопросе назначения (…) Совета Общественной телерадиокомпании и Национальной Комиссии по телевидению и радио”. Совет Европы направил свои рекомендации по внесению поправок в вещательный закон, однако “мы до сих пор не знаем, были ли они полностью учтены парламентариями”. Авторы отчета обратились и к предусмотренному армянским законодательством уголовному преследованию за клевету и оскорбление. “Армении, как и другим европейским странам, позволительно принимать уголовное законодательство по диффамации. С другой стороны, определение тюремного заключения за подобное правонарушение является несоразмеримым наказанием. Мы просим в связи с этим внести поправки в Уголовный кодекс”, – заявили представители СЕ. Особое внимание было уделено ситуации в электронных СМИ Армении, в частности, телекомпании “А1+”. Так, докладчики отметили, что, вопреки обещанию властей провести конкурс по лицензированию вещания 25 октября 2002, он состоялся лишь спустя 8 месяцев, когда президентские и парламентские выборы были уже позади. “Лишение телеканала эфира менее чем за год до выборов было равноценно манипулированию освещением предвыборной кампании в СМИ. Действительно, по оценке международной миссии наблюдателей, общественное телевидение не проявило беспристрастности в своей работе, по большей части освещая деятельность действующего президента в своих выпусках новостей”, – подчеркивалось в отчете. Хотя, по мнению авторов документа, проведенные Национальной Комиссией по телевидению и радио конкурсы в принципе не противоречат законодательству Армении, “фактом остается то, что вследствие упущений или неточностей, допущенных в регламенте, Комиссия получила настоящую дискреционную власть”. “В заключение своей миссии, мы выражаем серьезные сомнения по поводу плюрализма электронных СМИ Армении. Нам кажется очевидным, что в вопросе свободы информирования общественности посредством аудиовизуальных СМИ есть серьезные проблемы. Изменения в составе и порядке назначения Национальной Комиссии по телевидению и радио, 9 членов которой назначаются президентом республики, возможно могли бы улучшить ситуацию. Было бы также желательно, чтобы Комиссия предоставляла полное обоснование своих решений. Но нездоровый экономический контекст, в котором коммерческое соперничество практически не признает правил и границ, неблагоприятен для создания качественного аудиовизуального ландшафта в Армении”, – говорилось в отчете.

В тот же день, 12 января, был обнародован доклад об общественном вещании, подготовленный Комитетом ПАСЕ по культуре, образованию и науке. В докладе анализировалась ситуация в сфере общественного телерадиовещания во всех странах-членах Совета Европы, в том числе и в Армении. Так, в докладе подчеркивалось, что установлению независимости общественного вещания в Армении “мешают серьезные недостатки законодательства”. Авторы доклада также отмечали, что на замечания Совета Европы по поводу единоличного назначения всех 5 членов Совета Общественной телерадиокомпании президентом РА, власти Армении ссылались на необходимость конституционных изменений. В качестве временной меры Совет Европы предложил зафиксировать в Законе РА “О телевидении и радио” положение, согласно которому вакансии в Совете будут заполняться на основе публичного конкурса. Отметим, что это предложение СЕ было включено в список поправок к вещательному закону, принятых Национальным Собранием 3 декабря 2003.

Оба упомянутых выше документа были рассмотрены на сессии ПАСЕ, состоявшейся 26-30 января. На заседании ПАСЕ 27 января была принята резолюция по соблюдению Арменией обязательств перед СЕ. В резолюции говорилось, что “в последнее время Армения предприняла существенные усилия по выполнению взятых обязательств”. В то же время ПАСЕ подчеркнула, что процедуры мониторинга на этом этапе прекращены не будут, пока “Армения не достигнет прогресса в выполнении всех обязательств и не докажет, что сможет провести следующие президентские и парламентские выборы в соответствии с международными демократическими стандартами”. В параграфе 19 резолюции, посвященном свободе слова и плюрализму медиа, выражались обеспокоенность “ситуацией с аудиовизуальными СМИ Армении” и “серьезные сомнения относительно плюрализма электронных СМИ”.  ПАСЕ с сожалением констатировала, что “нечеткость действующего закона привела к дискреционной власти Национальной Комиссии по телевидении и радио в вопросе предоставления лицензий на вещание, в частности, в отношении телеканала “А1+”. В документе также отмечалось принятие в декабре 2003 Закона РА “О массовой информации” и поправок к Закону РА “О телевидении и радио”.

27 ЯНВАРЯ Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла Рекомендацию 1641 (2004) по общественному вещанию. В этом документе, оценивающем процесс формирования общественного вещания в странах Центральной и Восточной Европы и новых независимых государствах, в частности, говорилось, что в России отсутствие независимого общественного вещания стало главной причиной отсутствия сбалансированной политической дискуссии во время недавних парламентских выборов. А в Азербайджане, Грузии и Украине не наблюдается прогресса в принятии законодательства об общественном вещании, соответствующего европейским стандартам. “(…) В других странах законы об общественном вещании были приняты, но определенные положения и практика противоречат европейским стандартам, – отмечалось в Рекомендации. – В Армении все члены Совета Общественного радио и телевидения назначаются президентом Республики.”

ФЕВРАЛЬ 2004

6 ФЕВРАЛЯ Национальная Комиссия по телевидению и радио утвердила изменения в Порядке проведения конкурсов по лицензированию теле-, радиовещания. Поправки были внесены в связи с принятием 3 декабря 2003 изменений в Закон РА “О телевидении и радио”. Согласно новым правилам, конкурс на получение частоты должен объявляться не за 2, как раньше, а за 6 месяцев до истечения срока лицензии на эту частоту. Удлинился также срок представления вещателем заявки для участия в конкурсе – в течение 90 дней (вместо прежних 25) с момента объявления конкурса. Победитель же определяется Национальной Комиссией на 150-ый день (раньше на 40-ой). Новые правила вступили в силу с 1 марта, после публикации в Вестнике ведомственных нормативных актов.

10 ФЕВРАЛЯ в Хозяйственном суде РА продолжились начатые в ноябре 2003 слушания по иску учредителя телекомпании “А1+” ООО “Мелтекс” против Национальной Комиссии по телевидению и радио. Предметом разбирательства стали результаты конкурсов по лицензированию телевещания от 11 июня и 18 июля 2003, в которых заявки “А1+” были оценены ниже предложений конкурентов. Учредитель “А1+” потребовал обязать Национальную Комиссию предоставить конкретные обоснования отказов в вещательной лицензии по итогам этих конкурсов (подробности см. в отчете за 2003).

На заседании ходатайство представителя ответчика о сокращении объема иска удовлетворено не было, и отвечающая сторона заявила судье отвод, который был принят. Новому судье для отклонения иска хватило одного заседания: 23 марта требование учредителя “А1+” было признано необоснованным. Последний обратился с обжалованием в высшую судебную инстанцию. 23 апреля Кассационный суд РА оставил в силе решение Хозяйственного суда. Таким образом, после этого решения Кассационного суда “А1+” исчерпала все возможности оспорить итоги состоявшихся до настоящего времени конкурсов по лицензированию телевещания в судебных инстанциях Армении.

12 ФЕВРАЛЯ на заседании правительства Армении был одобрен законопроект о внесении изменений и дополнений в Закон РА “О свободе информации”, принятый 23 сентября 2003 и вступивший в силу 14 ноября 2003. Сам Закон был разработан по инициативе и при участии Ереванского пресс-клуба и ряда других общественных организаций. По мнению экспертов, он в целом достаточно прогрессивен и обеспечивает реализацию права человека на доступ и получение информации (подробности см. в отчете за 2003).

Инициатива правительства о внесении изменений в Закон “О свободе информации” вызвала широкий негативный резонанс как в Армении, так и за рубежом.

19 февраля Гражданская инициатива свободы информации, объединяющая три неправительственные организации (Центр свободы информации, Институт медиа-законодательства и Институт гражданского общества), потребовала изъять законопроект из обращения. В заявлении Гражданской инициативы говорилось, что предлагаемые поправки существенно меняют суть Закона и лишают “людей реальной возможности получения информации”. Наибольшие нарекания Гражданской инициативы вызвали, в частности, предусмотренное документом сокращение списка сведений, подлежащих обязательной публикации, и упразднение положения, запрещающего отказ в предоставлении информации, касающейся угрозы для безопасности или здоровья граждан или представляющей реальное положение дел в экологии, здравоохранении и других жизненно важных сферах. Поправки предусматривали также ответственность лишь за непредоставление информации, тогда как изначально в Законе была зафиксирована ответственность и за предоставление ложных сведений.

С призывом изъять законопроект из обращения выступили также Офис ОБСЕ в Ереване, международная организация “Артикл 19”, Инициатива по правосудию Открытого Общества.

5 марта законопроект о поправках к Закону “О свободе информации” стал предметом расширенного заседания инициативы “Партнерство во имя Открытого Общества”, объединяющей на тот момент свыше 30-и неправительственных организаций. В частности, было отмечено, что в условиях, когда данный Закон еще практически не получил применения, поправки преждевременны, тем более, что значительная часть из них снижает демократический потенциал действующего законодательства. При этом ссылки инициаторов поправок на противоречия внутри Закона, а также между ним и Конституцией РА, приведенные в соответствующем постановлении правительства, ничем не обоснованы. Особое недоумение вызывал тот факт, что ни автор поправок – Министерство юстиции РА, ни аппарат правительства, несмотря на многочисленные запросы, не предоставили общественным организациям официальный текст одобренного законопроекта, что само по себе стало грубым нарушением принципов свободы информации.

По итогам обсуждений на заседании “Партнерства во имя Открытого Общества” и по предложению президента Ереванского пресс-клуба Бориса Навасардяна было принято обращение к правительству РА. В обращении предлагалось: 1. изъять из обращения законопроект о внесении изменений и дополнений в Закон РА “О свободе информации”; 2. обеспечить применение Закона “О свободе информации”, в том числе незамедлительно разработать и принять соответствующие подзаконные акты, не связывать возможную необходимость усовершенствования Закона с его применением; 3. в случае возникновения инициатив по изменению Закона широко обсуждать их с представителями гражданского общества; 4. выступая с инициативами о поправках в Законе, снабжать последние конкретным и детальным обоснованием.

23 марта Министерство юстиции РА, “Интерньюс” Армения и “Артикл 19” приняли совместное коммюнике, разработанное по итогам двухдневных обсуждений (22-23 марта) представителями Минюста, “Интерньюс” и “Артикл 19” изменений и дополнений в Закон “О свободе информации”. Стороны пришли к соглашению, что дискуссия по внесению поправок в Закон не должна препятствовать его применению. “Министерство юстиции, – отмечалось в коммюнике, – приветствует все предложения, которые будут способствовать реализации  действующего Закона, и будет серьезно рассматривать их.” Любые изменения в Законе, говорилось далее, должны быть направлены на усиление и защиту права на свободу информации, как это установлено в Законе, Конституции РА и международных соглашениях. Кроме того, в коммюнике подчеркивалось, что “в процесс разработки и внесения в Закон изменений будет широко вовлечено гражданское общество, в том числе Гражданская инициатива свободы информации, “Интерньюс” Армении, Ереванский пресс-клуб и другие, равно как и международные организации”. В коммюнике содержался также согласованный комментарий к отдельным статьям Закона “О свободе информации”.

25 ФЕВРАЛЯ Государственный Департамент США обнародовал свой ежегодный доклад о соблюдении прав человека в различных странах мира в 2003 году, подготовленный Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда.

Говоря о ситуации с соблюдением свободы слова и прессы в Армении, Госдеп США отмечал, что, “хотя правительство, в целом, уважало свободу слова, на свободу прессы налагались определенные ограничения, включая один случай насилия, отказ в лицензиях на вещание и самоцензуру”. Оценки, содержащиеся в докладе за 2003, в основном остались теми же, что и в 2001-2002. Так, государственные типография и агентство по распространению печати функционировали как коммерческие предприятия “без видимого вмешательства со стороны правительства”. Печатные СМИ работали при очень ограниченных ресурсах, и ни одна из газет не была полностью независима от интересов экономических, политических групп или лиц. “В силу экономических условий общий тираж газет был мал (40,000 экземпляров, по оценке Ереванского пресс-клуба, или примерно один экземпляр на 85 человек)”, – говорилось в докладе. Что касается Общественного телевидения Армении, то оно продолжало руководствоваться “политическим курсом правительства”, “представляло, в основном, факты, но избегало редакционных комментариев или критики действий властей”. Качество же освещения частными теле- и радиокомпаниями, по оценке авторов доклада, не всегда однозначно, и “самоцензура мешает компаниям  выражать редакционную позицию – во избежание наказания”. Упоминая о том, что в стране нет официальной цензуры, Госдепартамент отмечал, что при этом были получены сообщения о случаях запугивания журналистов. “Во избежание наказаний, понесенных в прошлом от могущественных чиновников и других лиц, многие журналисты продолжают практиковать самоцензуру, в частности, при освещении проблем коррупции или вопросов национальной безопасности.” В докладе говорилось также о принятом в декабре Национальным Собранием Армении Законе РА “О массовой информации”, который требует от медиа периодически отчитываться о своих расходах и доходах, защищает журналистов в их профессиональной деятельности, отменяет процедуру регистрации СМИ. В качестве конкретных случаев нарушения свободы слова и прессы в 2003 в докладе приводились избиение корреспондента газеты “Чоррорд ишханутюн” Мгера Галечяна; ситуация с телекомпаниями “А1+” и “Ноян Тапан”, которым так и не удалось получить лицензии на вещание. Госдеп также подчеркивал, что в ходе освещения кампании по выборам президента РА “Общественное ТВ, основные официальные газеты, а также большинство ведущих частных телекомпаний, будучи в целом проправительственными, отличались сильной пристрастностью в пользу действующего президента”. При этом во время второго тура президентских выборов в Армении впервые состоялись теледебаты между кандидатами.

27 ФЕВРАЛЯ Национальная Комиссия по телевидению и радио приняла решение о взыскании административного штрафа с Радио “Ван” и Радио “HAY” за допущенные ими нарушения положения Закона РА “О рекламе”, запрещающего рекламу табачной продукции в вещательных СМИ. По данным проведенного Национальной Комиссией мониторинга, 3 февраля Радио “HAY” 8 раз, а 11 февраля радиостанция “Ван” дважды передали в эфир рекламу сигарет одной из армянских компаний.

МАРТ 2004

4 МАРТА на заседании правительства РА был одобрен Модельный порядок аккредитации журналистов в органах государственного управления, разработанный Министерством юстиции в соответствии с требованиями Закона РА “О массовой информации”, принятого в декабре 2003. Проект этого подзаконного акта был предметом детального и конструктивного обсуждения с рядом журналистских объединений и СМИ. В частности, Ереванский пресс-клуб, Союз журналистов Армении, “Интерньюс” Армения и Комитет по защите свободы слова представили Минюсту свои предложения по изменению некоторых положений Порядка.

Так, вышеупомянутые организации считали необходимым внести в Порядок положение о запрете на любые формы цензурирования профессиональной деятельности аккредитованного журналиста со стороны государственного учреждения. Это предложение было включено в одобренный текст документа.

По мнению журналистских объединений, проект Модельного порядка вводил лишние препятствия для аккредитации. Последние были изъяты, равно как и пункт, предусматривающий, в каких случаях журналист не подлежит аккредитации. Вместе с тем, профорганизации предложили оговорить в пункте, устанавливающем процедуру аккредитации, запрет на предъявление иных требований, кроме перечисленных. Это предложение в одобренный правительством текст не вошло.

Журналистские организации предлагали также, чтобы ограничение для аккредитации носило чисто технический характер, в частности, обуславливалось, к примеру, отсутствием соответствующих помещений у органа госуправления и пр. Однако в окончательном тексте Порядка было сохранено и количественное ограничение: не более двух журналистов и двух фотокорреспондентов/двух телеоператоров от каждого СМИ.

Частично было учтено предложение об упрощении допуска представителей СМИ в орган госуправления – по удостоверению и по списку аккредитованных журналистов.

По инициативе журналистских организаций в Модельном порядке был добавлен пункт, обязывающий министерства не реже двух раз в месяц предоставлять журналистам краткий отчет о своей деятельности, а министров – не реже одного раза в полгода сообщать на пресс-конференции о проделанной работе.

Таким образом, одобренный правительством документ можно считать результатом определенного компромисса между Минюстом и журналистскими организациями. Однако тут необходимо отметить, что на основе этого подзаконного акта каждый орган госуправления должен был разработать собственные правила аккредитации. Последние, равно как и практика их применения, предоставляли возможность оценить целесообразность и эффективность данного Модельного порядка.

10 МАРТА базирующийся в Вене Международный институт прессы (IPI) обнародовал ежегодный обзор о свободе прессе в мире за 2003. В обзоре была представлена ситуация в СМИ более 184 стран, территориальных и административных образований.

В разделе, посвященном Армении, говорилось, что после обретения страной независимости в 1991 развитие свободной прессы и свободы слова происходит относительно медленно и зачастую переменчиво. Несмотря на отсутствие цензуры, “популярные независимые телеканалы лишены эфира”, и “многие журналисты в Армении связывают выборы с нарушениями свободы слова и опасениями за собственную безопасность”. Неблагоприятная экономическая ситуация, отмечалось в обзоре Международного института прессы, затрудняет достижение средствами массовой информации полной независимости, и многие из них находятся под влиянием политических партий и финансово-промышленных групп, оказывающих им материальную поддержку. В качестве примеров законодательного регулирования деятельности СМИ в отчете, в частности, приводилась ситуация с принятием Закона РА “О массовой информации” и нового Уголовного кодекса, в котором были сохранены положения об уголовном преследовании журналистов за клевету и оскорбление. Подчеркивалось, что законодательная власть отклонила призывы многих западных стран и авторитетных международных организаций о необходимости декриминализации клеветы и оскорбления. По мнению IPI, первый тур президентских выборов в Армении прошел для СМИ не без осложнений. Впервые был зафиксирован случай наложения на телекомпании штрафа за нарушение установленных правил освещения избирательной кампании кандидатов в президенты. Кроме того, в день выборов многие журналисты из общенациональных независимых СМИ подверглись запугиванию и физическому насилию. В ходе парламентской избирательной кампании было оказано давление на местную телекомпанию “Анкюн+3” (город Алаверди, Лорийская область). “Журналисты, – отмечалось в обзоре, – подвергаются насилию и вне зависимости от проведения выборов.” В частности, исследователи описывали судебный процесс по делу об убийстве председателя Совета Общественной телерадиокомпании Тиграна Нагдаляна, избиения корреспондента газеты “Чоррорд ишханутюн” Мгера Галечяна и руководителя газеты ”Ор” Гаянэ Мукоян. В отчете упоминалось также лишение эфира критически настроенных к властям телеканалов “А1+” и “Ноян Тапан”. Формальный повод, говорилось в отчете, постоянно приводимый Национальной Комиссией по телевидению и радио для отказа в выдаче лицензии телеканалу “А1+”, а именно – его недостаточная техническая оснащенность, не находит понимания у многих журналистов. Ситуация со свободой прессы в Армении была проиллюстрирована и другими примерами давления на СМИ в 2003.

11 МАРТА американская организация Комитет защиты журналистов (CPJ) распространила свой ежегодный отчет об атаках на прессу в различных странах мира в 2003.

В разделе по Армении отмечалось, что “в 2003 году свободе слова было нанесено несколько ударов”. В качестве примеров приводились, в частности, уголовное наказание журналистов за клевету и оскорбление и “сохранение запрета на вещание” телекомпании “А1+”. “В стране, где 85% населения узнают о новостях из телевизионных передач, дело канала “А1+” стало пробным камнем для свободы слова”, – подчеркивал CPJ. “Армянские печатные СМИ, – говорилось в отчете, – пользуются относительной свободой, однако в основном контролируются политическими партиями и состоятельными бизнесменами, что не способствует их объективности. Кроме того, бичом печатных изданий является низкая профессиональная этика.” В отчете приводился также судебный процесс по делу об убийстве председателя Совета Общественной телерадиокомпании Тиграна Нагдаляна.

ВЕЧЕРОМ 12 МАРТА в ереванском кафе “Триумф” произошла перестрелка, в результате которой были ранены пятеро посетителей. Прибывшие на место происшествия представители правоохранительных органов воспрепятствовали работе корреспондента информагентства “Ноян Тапан” Арменака Чатиняна. По словам журналиста, предъявленное им журналистское удостоверение полицейские смяли и к тому же отобрали фотоаппарат. Арменак Чатинян был доставлен в отделение полиции общины Центр Еревана и выпущен оттуда лишь спустя четыре часа. Фотоаппарат был ему возвращен, однако без пленки с кадрами, отснятыми на месте инцидента.

15 МАРТА в суде первой инстанции общин Арабкир и Канакер-Зейтун Еревана началось разбирательство по иску члена Государственной Комиссии РА по защите экономической конкуренции Арташеса Бахшяна против экономического еженедельника “Деловой экспресс”. Конфликт начался после публикации газетой (#39 от 25 сентября – 2 октября 2003) интервью Арташеса Бахшяна. По словам главного редактора “Делового экспресса” Эдуарда Нагдаляна, интервью было очень большим, а его содержание “возмутительным”. Поэтому материал был напечатан с сокращениями и сопровождался комментарием от редакции. Арташес Бахшян позвонил в редакцию и заявил, что содержание интервью было искажено вследствие редакционного вмешательства. Выяснение отношений между сторонами результатов не дало, и Арташес Бахшян обратился в суд с требованием обязать еженедельник опубликовать интервью в полном объеме. Главный редактор отметил, что редакция готова выполнить это требование, но лишь на основании судебного решения. На заседании 25 марта иск Арташеса Бахшяна был отклонен.

15-16 МАРТА на состоявшемся в Ереване Шестом заседании Межпарламентской Комиссии по сотрудничеству Евросоюз-Армения были разработаны и единодушно приняты рекомендации, вытекающие из статьи 89 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. В рекомендациях Межпарламентская Комиссия, в частности, обращала внимание “на жизненно важную роль свободной прессы в обеспечении демократического развития Армении” и особо подчеркивала “значение плюрализма в электронных СМИ”.

19 МАРТА Фонд содействия свободе слова объявил о проведении 2 апреля в Ереване акции в защиту телекомпании “А1+”, приуроченной к двухлетию со дня лишения “А1+” эфира в результате непредоставления ей Национальной Комиссией по телевидению и радио лицензии на вещание. На протяжении этих двух лет многочисленные международные организации, журналистское сообщество страны неоднократно обращались к властям Армении с требованием не политизировать вопрос “А1+” и предоставить обществу возможность слышать альтернативную точку зрения.

Инициативная группа по защите телекомпании “А1+” призвала всех, кому дорога свобода слова, принять участие в шествии и митинге 2 апреля, поддержав тем самым следующие требования к властям Армении: провести конкурс на замещение свободных частот и привлечь представителей общественных организаций к процессу рейтинговой оценки конкурсных пакетов заявителей.

31 марта на пресс-конференции в Союзе журналистов Армении представители Фонда содействия свободе слова заявили, что в течение последних дней они подвергались различным формам давления и уговорам со стороны органов полиции и прокуратуры с целью отказаться от проведении акции в поддержку свободы слова, но тем не менее намерены провести ее. Однако организаторам пришлось изменить маршрут шествия и место проведения митинга. На встрече с журналистами было также подчеркнуто, что цель и требования акции остаются прежними и лишены политической подоплеки.

2 апреля шествие от здания, в котором располагается “А1+”, окончилось митингом у хранилища древних рукописей – Матенадарана. На митинге были оглашены упомянутые выше требования к властям страны. В мероприятии приняли участие около 400 человек, и оно прошло без эксцессов.

20-21 МАРТА в Ереване состоялся “круглый стол” “Реформы медиа-законодательства Армении и их соответствие международным стандартам”, организованный Ереванским пресс-клубом и международной организацией “Артикл 19”. На мероприятии было распространено заявление “Артикл 19” о состоянии медиа-законодательства Армении и принято еще одно заявление – самими участниками “круглого стола”.

В заявлении “Артикл 19” отмечался определенный прогресс в разработке правовых гарантий по обеспечению свободы слова и разнообразия СМИ, достигнутый Арменией в течение последних четырех лет, с момента вступления в СЕ. Вместе с тем организация выражала озабоченность наличием существующих проблем. В частности, отмечала “Артикл 19”, регулярные непредоставления Национальной Комиссией по телевидению и радио лицензии на вещание телекомпании “А1+” “свидетельствуют об отсутствии политической независимости” этого органа, регулирующего деятельность частных вещателей.

В заявлении участников “круглого стола” содержался призыв к властям Армении предпринять срочные меры для решения ряда проблем. Речь шла о необходимости упразднить в Уголовном кодексе статьи о клевете и оскорблении, заменив их соответствующими положениями в гражданском законодательстве. В вещательном законодательстве предлагалось повысить уровень независимости Национальной Комиссии по телевидению и радио и Совета Общественной телерадиокомпании, сделать процедуру лицензирования более прозрачной. Говорилось о необходимости отказаться от поправок в Закон РА “О свободе информации” и безотлагательно начать применять действующий Закон. Выразив одобрение предусмотренным в Законе РА “О массовой информации” мерам по защите журналистских источников, а также заявлению заместителя министра юстиции относительно дальнейшей работы по приведению уголовно-процессуального законодательства в соответствие с этими положениями, участники “круглого стола” вместе с тем подчеркнули актуальность изъятия из Закона ограничения на распространение журналистами некоторых категорий информации. Заявители отметили также, что порядок аккредитации должен способствовать, а не ограничивать право журналистов на освещение деятельности государственных органов. В заключении было предложено сформировать в Министерстве юстиции постоянную группу, которая будет широко привлекать представителей гражданского общества ко всем обсуждениям действующих или будущих законов и правил, касающихся права на свободу слова, в том числе и их применения. “Эта группа, – говорилось в заявлении, – должна сотрудничать и консультироваться с рабочей группой, созданной при парламентской Комиссии по науке, образованию, культуре и делам молодежи.”

УТРОМ 30 МАРТА был избит председатель Хельсинкской Ассоциации Армении, корреспондент российского информагентства “Прима” Микаэл Даниелян. Четверо неизвестных совершили нападение на правозащитника и журналиста, когда он подходил к подъезду своего дома после прогулки с собакой. Со следами многочисленных побоев и подозрением на сотрясение мозга Микаэл Даниелян был доставлен в одну из столичных больниц. По словам потерпевшего, происшедшее было связано с его правозащитной деятельностью и стало своего рода предупреждением ему со стороны властей.

В тот же день, 30 марта, Ереванский пресс-клуб, Союз журналистов Армении, общественная организация “Интерньюс” Армения и Комитет по защите свободы слова выступили с заявлением, в котором этот акт насилия был расценен “как следствие обстановки политической нетерпимости, наблюдающейся в стране в последние дни”. Четыре журналистские организации  выразили надежду, что “правоохранительные органы нарушат печальную традицию последних лет и найдут совершивших это преступление, поскольку только выявление и наказание злоумышленников может предотвратить дальнейшее распространение насилия”.

31 марта пресс-служба президента РА распространила сообщение о том, что президент Роберт Кочарян поручил генеральному прокурору Армении Агвану Овсепяну изучить обстоятельства нападения на Микаэла Даниеляна и предпринять все необходимые меры для выявления исполнителей. На состоявшейся 23 апреля пресс-конференции председатель Хельсинкской Ассоциации Армении заявил, что, несмотря на незамедлительное поручение президента страны генпрокурору, он уверен, что виновные в его избиении никогда не будут найдены и не понесут наказания. По словам Даниеляна, 1 апреля к нему в больницу пришел следователь прокуратуры общины Арабкир Еревана и сообщил о возбуждении уголовного дела, однако Даниелян еще недостаточно хорошо себя чувствовал, чтобы давать показания. Следующий визит следователя, на сей раз вместе с судебным врачом, к долечивающемуся дома Даниеляну состоялся 14 апреля, когда следы побоев уже прошли. Разговор  со следователем убедил руководителя Хельсинкской Ассоциации в том, что поручение президента страны выполнено не будет.

АПРЕЛЬ 2004

5 АПРЕЛЯ в городе Аштарак был задержан корреспондент газеты “Айкакан жаманак” Айк Геворкян. Задержание произошло во время фотосъемки автомагистрали, ведущей в Ереван и перекрытой полицейскими. (Контроль на дорогах был связан с проходящими в столице митингами оппозиции.) По словам журналиста, в местном отделении полиции с ним в течение часа проводили “воспитательную беседу” на правовые темы.

5 АПРЕЛЯ во время встречи руководителей оппозиционной партии “Национальное единение” с избирателями, проходившей на одной из центральных улиц Еревана, остриженные под “бокс” молодые люди крепкого телосложения начали бросать в сторону оратора и собравшихся яйца. Кое-где у ног людей взрывались предметы, напоминающие петарды. Освещавшие встречу журналисты попытались запечатлеть происходящее, однако тут же были атакованы: разбившись на группы “молодчики” применили силу к представителям СМИ, начали крушить их технику.

В результате СМИ и журналистам был нанесен физический, материальный и моральный ущерб. Были разбиты видеокамеры информационных программ частных телекомпаний “Кентрон”, “Ай-TV” и Общественного телевидения Армении, а также оператора-хроникера партии “Национальное единение”. У оператора другой частной телекомпании “Шант” была отнята видеокассета со снятыми на месте происшествия кадрами.

Нападению подверглись фотокорреспондент интернет-издания “Этк” Ассоциации журналистов-расследователей Армении, гражданин Великобритании Оник Григорян, корреспондент газеты “Аравот” Анна Исраелян и корреспондент газеты “Айкакан жаманак” Aйк Геворкян. У всех троих были разбиты фотоаппараты. Серьезно пострадал и 17-летний житель села Агарцин Армен Тамразян, который пытался защитить журналистов.

Столичный митинг охраняли многочисленные полицейские. По свидетельству очевидцев, на нем присутствовало также их руководство, в частности замначальника Полиции РА Ованес Варян. Однако никто из стражей порядка в инцидент с журналистами не вмешался. Так, фотокорреспондент “Этк” Оник Григорян заявил, что, получив удар в лицо, он “обратился за помощью к полицейским, они не захотели вмешаться”. Кроме того, журналист выразил недоумение освещением событий Общественным телевидением Армении, возложившем “всю вину на оппозицию”.

Между тем вечером того же дня в эфире телекомпании “Кентрон” прокручивались кадры, на которых была запечатлена сцена расправы “молодчиков” с одним из операторов. Ряд газет опубликовал фотоснимки некоторых из нападавших. В прессе высказывалось мнение, что яйцеметатели-камероразбиватели являются телохранителями высоких должностных лиц и олигархов.

6 апреля начальник Управления полиции Еревана Нерсес Назарян на посвященном событиям 5 апреля брифинге заявил, что осуществлявшим охрану полицейским силам было дано распоряжение вмешиваться только в случае чрезвычайных обстоятельств. Поскольку полковник Назарян отказался отвечать на вопросы журналистов, то так и не удалось выяснить его мнение, является ли примененное к журналистам насилие ЧП? Между тем руководитель столичной полиции заверил, что по факту происшедшего уже готовятся материалы.

Политические силы, общественные, в том числе правозащитные и журналистские объединения страны, международные организации выступили с публичными осуждениями происшедшего. Так, 6 апреля по предложению Ереванского пресс-клуба участники проходившего в этот день семинара “Гражданское общество в контексте осуществляемых в Армении демократических реформ…”, организованного инициативой “Партнерство во имя Открытого Общества”, приняли совместное заявление. В заявлении, в частности, говорилось, что перед началом митинга “полиция чинила препятствия работе журналистов на автодорогах, связывающих области со столицей”, а во время митинга “при очевидном попустительстве полиции” к ним было применено насилие. Заявители осудили также “откровенную пристрастность при освещении вышеупомянутых событий, проявленную некоторыми, даже пострадавшими средствами массовой информации”. Участники семинара призвали правоохранительные органы наказать пособников и исполнителей, а “все средства массовой информации, независимо от политических предпочтений, проявить профессиональную солидарность и совместно выступать против попрания свободы слова”.

8 апреля Полиция РА возбудила уголовное дело по статье 258 (“Хулиганство”) п. 2 Уголовного кодекса РА (“грубое нарушение общественного порядка, сопровождавшееся исключительным цинизмом”). Спустя месяц после инцидента, 5 мая Генеральная прокуратура проинформировала о том, что накануне, 4 мая, по распоряжению генпрокурора Агвана Овсепяна дело было передано в ведение прокуратуры Еревана. 12 мая Генпрокуратура сообщила о допросе двоих из напавших на журналистов: жителя Еревана, безработного Ашота Аветисяна, 1965 года рождения, и жителя города Арташат, безработного Грайра Арутюняна, 1957 года рождения, которые “полностью признали свою вину и дали соответствующие показания”. Им было предъявлено обвинение по статье 185 (“Умышленное уничтожение или порча имущества”) Уголовного кодекса РА. В качестве меры пресечения обоим была избрана подписка о невыезде. Предварительное следствие завершилось 2 июня.

10 июня в суде первой инстанции общин Центр и Норк-Мараш Еревана состоялось разбирательство по делу о причинении материального ущерба СМИ во время митинга оппозиции 5 апреля. Еще до начала процесса обвиняемые возместили ущерб, причиненный Общественному телевидению Армении, телекомпании “Кентрон”, газетам “Айкакан жаманак” и “Аравот”. В ходе же судебного заседания никто из пострадавших дополнительных имущественных требований не выдвинул. Суд приговорил Ашота Аветисяна и Грайра Арутюняна к минимальному наказанию, предусмотренному частью 1 статьи 185 УК РА, а именно – к штрафу в размере по 100 тысяч драмов (примерно $ 180).

Этот судебный процесс, равно как и отсутствие подвижек в следствии по событиям в ночь с 12 на 13 апреля (см. ниже), обусловили принятие Ереванским пресс-клубом, Союзом журналистов Армении, “Интерньюс” Арменией и Комитетом по защите свободы слова совместного заявления. В обращении, распространенном 29 июня, процесс по событиям 5 апреля был расценен как фарс. “Мы не можем назвать это иначе, поскольку и предварительное следствие, и ход судебного разбирательства, и приговор вызывают сомнение и разочарование”, – подчеркивали заявители. По мнению четырех журналистских организаций, помимо статьи 185 УК РА, обвинение должно было быть предъявлено и по статье 164 (“Препятствование законной профессиональной деятельности журналиста”), что не было сделано  органом предварительного следствия. Суд же ошибку последнего не исправил и не отправил дело на дополнительное расследование. “Ни орган предварительного следствия, ни суд не проявили ни малейшего желания защитить право журналистов на сбор и распространение информации, не говоря уже о том, что назначенное наказание не адекватно деянию. Более того, сторонники лиц, совершивших преступление, препятствовали прохождению журналистов в зал судебного заседания и оказывали влияние на ход судебных слушаний. Мы ожидали, что будут еще разоблачения и судебные процессы, однако в дальнейшем так ничего и не было предпринято для выявления виновных в совершении других насильственных действий. По сей день не принято никаких мер и по отношению к полицейским, которые  5 апреля лишь безучастно наблюдали за теми, кто мешал представителям СМИ и разбивал их технику. Также не были выявлены и наказаны полицейские, избивавшие журналистов на проспекте Баграмяна в ночь с 12 на 13 апреля. И даже не были осуждены их действия. Вместо этого из самых высоких властных кругов звучали заявления о том, что журналистов невозможно было отличить от демонстрантов”, – говорилось в обращении четырех журналистских организаций.

9 АПРЕЛЯ в Армении было прервано вещание российского телеканала НТВ. 8 апреля исчез звук, на следующий день пропало изображение. Согласно сообщению компании “Парадиз”, осуществляющей ретрансляцию НТВ, исчезновение российского телеканала из армянского эфира произошло по техническим причинам – в связи с неполадками передатчика. Между тем высказывалось мнение, что технические затруднения возникли не случайно, а как следствие освещения НТВ митингов оппозиции в Ереване. Косвенным подтверждением тому могло служить отключение НТВ в аналогичной ситуации в 2003: вещание было прервано 26 февраля 2003 и возобновилось только 17 марта – через неполных две недели после окончания второго тура президентских выборов. Однако на сей раз возможности смотреть передачи НТВ лишились также абоненты спутниковой сети AATV.

14 июня на заседании Национальной Комиссии по телевидению и радио было принято решение передать 23-ью дециметровую частоту Еревана, на которой ретранслировались программы НТВ, в распоряжении Министерства транспорта и связи РА для ретрансляции в полном объеме программ российского телеканала “Культура” в соответствии с межгосударственным договором между Арменией и Россией. Вопрос же передачи 23-ей частоты в распоряжение правительства РА обсуждался с руководством “Парадиз”, которое не предъявило никаких претензий на ее владение. Вещание канала “Культура” началось с 16 июня.

В НОЧЬ С 12 НА 13 АПРЕЛЯ организованные в Ереване оппозиционными политическими силами шествие и митинг около Национального Собрания Армении закончились разгоном демонстрантов. Около 00:30 на проспекте Баграмяна было отключено уличное освещение, и примерно в 2 часа ночи пикет был разогнан силовыми структурами с применением спецсредств – водометов, взрывпакетов, резиновых дубинок, электрошокеров.

В официальном заявлении Полиции РА от 13 апреля действия митингующих были квалифицированы как противозаконные, агрессивные и неконтролируемые, создающие реальную угрозу жизни и здоровью сотрудников полиции и граждан, что вынудило правоохранительные органы применить к ним, в соответствии с Законом РА “О Полиции”, физическую силу и спецсредства. Полиция заявила также о возбуждении уголовного дела по факту организации беспорядков.

В числе пострадавших (по официальным данным, медицинская помощь была оказана трем десяткам человек) оказались четверо журналистов, освещавших происходящие события. Свидетельства последних, а также других находившихся на месте событий коллег противоречат официальной оценке происшедшего в ночь с 12 на 13 апреля: агрессии пикетчики не проявляли, “некоторые даже укладывались спать”, а потому речь идет о спланированной властями операции.

В ту ночь были избиты корреспонденты газеты “Айкакан жаманак” Айк Геворкян и Аветис Бабаджанян, оператор российского Первого канала (ОРТ) в Армении Левон Григорян и корреспондент газеты “Чоррорд ишханутюн” Мгер Галечян.

По словам корреспондента “Айкакан жаманак” Айка Геворкяна, замначальника Полиции РА Ованес Варян лично отобрал у него фотоаппарат, а находившиеся рядом полицейские начали наносить журналисту многочисленные удары дубинками и ногами. После этого Айк Геворкян был доставлен в отделение полиции общины Нор Норк, а оттуда – в одну из ереванских больниц.

Аветис Бабаджанян пострадал чуть меньше своего коллеги и также был доставлен в то же отделение полиции.

Оператор ОРТ Левон Григорян рассказал, что к нему подошли четверо людей в штатском и начали вырывать видеокамеру (позже поврежденная дорогостоящая аппаратура без кассеты была обнаружена в пресс-центре Полиции РА). Сопротивляющегося журналиста эти люди подтащили к группе спецназовцев, которые, пуская в ход электрошокеры, начали избивать его дубинками и ногами.

Насилие против корреспондента “Чоррорд ишханутюн” Мгера Галечяна было совершено около 3 часов ночи, когда журналист по заданию редакции проверял сведения об обыске в штаб-квартире оппозиционной партии “Республика”. По словам Галечяна, он, сделав фотографии, уже собирался уходить, когда на него напали четверо сотрудников спецназа, избили, а затем доставили в отделение полиции общины Эребуни, где продержали 16 часов.

В ходе рейда в штаб-квартиру другой оппозиционной – Народной партии Армении была арестована ее пресс-секретарь Рузан Хачатрян. Сотрудники правоохранительных органов взломали дверь в ее кабинет и с побоями препроводили в отделение полиции общины Центр. 14 апреля Рузан Хачатрян была освобождена.

13 апреля Ереванский пресс-клуб, Союз журналистов Армении и Комитет по защите свободы слова выступили с заявлением, осуждающим насильственные действия против представителей СМИ. Заявители подчеркивали, что “по сей день правоохранительные органы не выявили и не наказали лиц, совершивших 5 апреля акты насилия по отношению к журналистам”, “более того, на сей раз сами полицейские применили силу к журналистам, выполнявшим свои профессиональные обязанности”. Напомнив, что “препятствование деятельности журналистов со стороны кого-либо, в том числе полиции, – уголовно наказуемое деяние”, журналистские организации призвали власти “выявить и в соответствии со статьей 164 Уголовного кодекса РА наказать лиц, осуществивших насилие против журналистов как 5 апреля, так и в ночь с 12 на 13 апреля, а также возместить ущерб, понесенный СМИ”.

Факты насилия против журналистов, имевшие место во время митингов оппозиции 5 и 13 апреля, были осуждены армянскими и международными, в том числе профессиональными организациями. С призывом к властям Армении “расследовать все случаи нападения на наших коллег и привлечь виновных к ответственности” выступил Комитет по защите журналистов. В распространенном 14 апреля заявлении генерального секретаря Совета Европы Вальтера Швиммера выражалась озабоченность антидемократическими проявлениями в Армении и подчеркивалась необходимость налаживания диалога между всеми политическими силами. “Поступает неполная и противоречивая информация о неоправданном применении полицией силы, об арестах, в том числе депутатов парламента, и о блокировании СМИ. Все это свидетельствует об одном: если бы СМИ были по-настоящему свободны, мы бы имели ясную картину происходящего”, – отметил генсек СЕ. О необходимости диалога между властью и оппозицией Армении говорилось также в обнародованном 16 апреля заявлении Армянской Ассамблеи Америки, призвавшей армянские власти “предпринять решительные шаги для защиты журналистов от вмешательства и насилия при выполнении ими профессиональных обязанностей”. 19 апреля президенты Всемирной газетной ассоциации (WAN) Сек Юн Хон и Всемирного форума редакторов (WEF) Глория Браун Андерсон направили послание президенту РА Роберту Кочаряну, в котором выразили озабоченность в связи с событиями 5 апреля и в ночь с 12 на 13 апреля и попросили главу Армении обеспечить тщательное расследование инцидентов. “Мы с уважением напоминаем Вам, что обязанность государства – создание среды, в которой журналисты могут выполнять свои профессиональные обязанности, не опасаясь угроз. Подобные инциденты создают атмосферу страха, которая препятствует журналистскому расследованию и может способствовать самоцензуре”, – подчеркивалось в письме руководителей организаций, объединяющих 18,000 изданий из 100 стран.

Своеобразную акцию предприняла газета “Айкакан жаманак”, снабдившая все посвященные событиям материалы номера от 14 апреля одной и той же фотографией замначальника Полиции РА Ованеса Варяна. Кроме того, газета сообщила, что собирается обратиться в Генпрокуратуру с ходатайством о привлечении Варяна к уголовной ответственности.

16 апреля “Айкакан жаманак” опубликовала “Сообщение о совершенном преступлении”, направленное накануне, 15 апреля, главным редактором издания Николом Пашиняном генеральному прокурору РА Агвану Овсепяну. На основании изложенных корреспондентом “Айкакан жаманак” Айком Геворкяном событий в ночь на 13 апреля и по факту причинения журналисту физического и материального ущерба газета ходатайствовала о возбуждении против Ованеса Варяна уголовного дела по статьям 164 (“Препятствование законной профессиональной деятельности журналиста”) и 309 (“Превышение должностных полномочий”) Уголовного кодекса РА и привлечении его к ответственности.

16 же апреля с аналогичным посланием, но в отношении начальника полиции общины Центр Еревана Ованеса Тамамяна к генпрокурору обратился корреспондент газеты “Чоррорд ишханутюн” Мгер Галечян. В опубликованной 15 апреля в “Айкакан жаманак” заметке “Как это случилось” журналист подробно описал акт насилия и свое незаконное задержание. В письме генпрокурору Мгер Галечян указал, что напавшие на него люди отобрали его сумку, в которой были диктофон, принадлежащий редактору “Чоррорд ишханутюн” фотоаппарат, 300 тысяч драмов, круглая печать агентства по распространению прессы “Огостос” и документация общественно-политической организации “Шамирам”. По словам журналиста, когда его выпустили на свободу из камеры предварительного заключения, где он провел 16 часов, сумка ему возвращена не была. Галечян потребовал привлечь к ответственности Ованеса Тамамяна за препятствование исполнению профессиональных обязанностей журналистом, за незаконное задержание, а также за присвоение принадлежащего ему имущества.

Между тем 20 апреля в ряде армянских СМИ были опубликованы заявления Ованеса Варяна и Ованеса Тамамяна, в которых они отрицали свою причастность к участию в незаконных действиях против журналистов.

В качестве ответной реакции на заявление Ованеса Варяна “Айкакан жаманак” в номере от 21 апреля поместила фотографии замначальника полиции в профиль и анфас. В редакционном комментарии отмечалось, что это фотографии “опасного преступника”, который, оказывается, “наделил себя полномочиями замначальника Полиции РА и любит представляться Ованесом Варяном”. Этот человек, писала газета, отобрал редакционный фотоаппарат Айка Геворкяна и приказал “сопровождающим его преступникам с дубинками” избить журналиста. Редакция обращалась к правоохранительным органам с просьбой установить изображенную на фотографиях личность, “которая повсюду представляется замначальником Полиции РА Ованесом Варяном”.

По ряду эпизодов, касающихся пострадавших представителей СМИ, были возбуждены уголовные дела. Однако сложившаяся ситуация вызывала сомнения в том, что правоохранительные органы заинтересованы в выявлении и наказании лиц, применивших силу к журналистам. Так, 24 апреля газета “Айкакан жаманак” опубликовала статью “Ход расследования становится позорным”, в которой говорилось, что оба ее сообщения об инцидентах, происшедших с Айком Геворкяном 5 и 13 апреля, рассматриваются следственными органами в рамках уголовных дел, возбужденных, по сути, против оппозиционных партий. Как писала газета, “потенциальным объектом” дела, возбужденного по статье 258 УК РА (“Хулиганство”) относительно событий 5 апреля, является оппозиционная партия “Национальное единение”, а оппозиционный блок “Справедливость” обвиняется в попытке насильственного свержения власти в ночь с 12 на 13 апреля. Согласно “Айкакан жаманак”, прокуратура вместо двух предусмотренных процессуальным законодательством способов разрешения заявлений (возбудить уголовное дело на основании сообщения прессы либо отказать в его возбуждении), избрала третий, который, по мнению редакции, не адекватен происшедшему и не дает оснований рассчитывать на наказание виновных.

21 июля в соответствии с решением, принятым на заседании Рабочей группы по медиа-законодательству, созданной по инициативе ОБСЕ, руководитель Офиса ОБСЕ в Ереване Владимир Пряхин направил в Генпрокуратуру РА запрос о ходе расследования по фактам насильственных действий против журналистов, совершенных 5 апреля и в ночь с 12 на 13 апреля. По оценке Ереванского пресс-клуба, полученный 6 августа от Генпрокуратуры ответ на запрос стал ничем иным, как отпиской. Так, сломанный нос и множество других травм, полученных телеоператором Левоном Григоряном, были квалифицированы как “легкое телесное повреждение”.

По состоянию на конец 2004 никто не понес ответственности за избиение журналистов в ночь на 13 апреля.

14 АПРЕЛЯ общественная организация “Журналисты-расследователи” и ее председатель Эдик Багдасарян обратились в суд первой инстанции общин Центр и Норк-Мараш Еревана с иском против мэрии Еревана. Истец потребовал обязать мэрию предоставить ему необходимые для журналистского расследования постановления, принятые столичной администрацией в 1997-2003 относительно застройки общественной зеленой зоны вокруг здания Национального театра оперы и балета. В последние годы на этой территории было построено более десятка кафе и ресторанов. Уничтожение зеленых “островков”, которыми и так небогат Ереван, вызвало многочисленные протесты общественности, игнорируемые городскими властями. Высказывались мнения, что среди владельцев кафе и ресторанов у Оперного театра нет ни одного случайного лица, все они принадлежат известным в стране людям.

После получения неоднократных отказов от городского главы Ерванда Захаряна предоставить доступ к документам, на основании которых осуществлялось строительство в центре столицы, Эдик Багдасарян направил письмо в Контрольную службу президента РА. Откуда письмо было “спущено” в мэрию, где журналисту по-прежнему не предоставили необходимую информацию. Руководитель “Журналистов-расследователей” решил отстоять свое право на получение информации в судебном порядке.

Слушания по этому делу начались 9 июня. На заседании представитель мэрии признал, что городская администрация “запоздала” с ответом “Журналистам-расследователям” и попросил уточнить, какие сведения им необходимы. Истец конкретизировал, что его интересует, сколько кафе и ресторанов расположено в зоне Национального театра оперы и балета, кто их владельцы и на основании каких постановлений им была выделена территория. Суд предоставил ответчику время для подготовки запрашиваемой информации. Однако на заседании 21 июня представитель мэрии передал суду письмо, подписанное 16 июня начальником соответствующего отдела столичной администрации, в котором сообщалось, что “Журналистам-расследователям” необходимо еще более конкретизировать, какие именно “субъекты” их интересуют. В свою очередь, судья отметила, что организации следовало бы сначала собрать сведения из других учреждений, к примеру, Госкомитета кадастра недвижимости, и лишь потом, исчерпав все возможности, обращаться в мэрию. В результате иск был отклонен. 6 июля “Журналисты-расследователи” обжаловали решение суда первой инстанции в Апелляционном суде РА. Вместе с тем организация направила в мэрию Еревана новый запрос, в котором были перечислены все интересующие ее субъекты, которые хозяйствуют на территории вокруг театра оперы и балета. На слушаниях в Апелляционном суде 16 сентября представитель мэрии зачитал ответ на этот запрос, в котором, в частности, говорилось: “К пакету документов, касающихся ведущих благоустройство хозяйствующих субъектов, приложены свидетельства Госрегистра. В свидетельствах Госрегистра не указаны имена и фамилии учредителей этих субъектов, соответственно, информация о выделении земельных участков указанным вами субъектам не может быть предоставлена.” Несмотря на то, что в запросе речь шла не об именах и фамилиях владельцев объектов, а о законности выделения им общественных территорий, не приняв во внимание аргументацию истца о доступе к информации в соответствии с действующим в Армении законодательством, суд второй инстанции апелляцию “Журналистов-расследователей” отклонил. Организация обжаловала это решение в высшей судебной инстанции страны. 29 октября Кассационный суд РА постановил вновь направить дело на рассмотрение Апелляционного суда, но уже в новом составе. На первое заседание Апелляционного суда 24 ноября представитель мэрии не явился. На втором заседании 1 декабря, также прошедшем без представителя стороны ответчика, иск  “Журналистов-расследователей” был удовлетворен. Суд обязал мэрию Еревана предоставить истцу необходимые документы. Однако на этот раз уже мэрия опротестовала это решение Апелляционного суда в суде высшей инстанции. 10 февраля 2005 Кассационный суд иск отклонил, тем самым обязав столичную администрацию открыть “Журналистам-расследователям” доступ к запрашиваемым документам.

28 АПРЕЛЯ на заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы была принята резолюция о выполнении Арменией обязательств перед Советом Европы, основной темой которой стала сложившаяся в стране внутриполитическая ситуация. В документе говорилось, что действия армянских властей в связи с акциями протеста, организованными оппозицией, противоречат резолюции ПАСЕ по Армении, принятой 27 января 2004. Среди прочего, особую обеспокоенность ПАСЕ вызывала ситуация со свободой слова. “Свобода выражения по-прежнему сильно ограничена, и акты насилия в отношении журналистов во время последних событий были осуществлены полицией и силами безопасности или произошли с их позволения”, – говорилось в резолюции. ПАСЕ призвала власти Армении обеспечить незамедлительное, прозрачное и достоверное расследование недавних инцидентов, уведомив Ассамблею о результатах расследования, а также “создать справедливые условия для нормального функционирования СМИ, в особенности, при выдаче лицензий на вещание телекомпаниям, в частности телеканалу “А1+”. В резолюции отмечалось, что если к началу сентябрьской сессии ПАСЕ прогресса в выполнении ее рекомендаций достигнуто не будет, Ассамблея “оставляет за собой право пересмотреть полномочия делегации Армении”.

28 АПРЕЛЯ международная правозащитная организация “Фридом Хауз” обнародовала ежегодный доклад о свободе прессы в мире в 2003 году. “В 2003 свобода прессы во всем мире испытала существенный спад”, – таков главный вывод, к которому пришли исследователи, оценив положение СМИ в 193 странах мира. Законодательные ограничения, политическое давление, насилие в отношении журналистов привели к ухудшению ситуации во многих странах, в результате чего, подчеркивала “Фридом Хауз”, уже второй год подряд наблюдается всеобщее снижение степени свободы общественно-политических медиа. Ситуация в СМИ оценивалась “Фридом Хауз” по шкале от 1 до 100 баллов по следующим категориям: свободные (1-30 баллов), частично свободные (31-60 баллов), несвободные (61-100) – чем ниже балл, тем выше степень свободы. Рейтинг Армении в 2003 составил 64 балла. Иначе говоря, армянские СМИ остались в категории несвободных, куда впервые попали в 2002, получив 65 баллов. Несущественная разница в оценке ситуации со свободой прессы в Армении в 2003, по сравнению с 2002, сложилась за счет несколько улучшившегося законодательного поля.

28 АПРЕЛЯ председатель Хельсинкской Ассоциации Армении Микаэл Даниелян обратился к генеральному прокурору Армении Агвану Овсепяну с письмом, в котором потребовал возбудить уголовное дело против корреспондента газеты “Айоц ашхар” Кимы Егиазарян по пунктам 2 и 3 статьи 135 УК РА (“Клевета”). Поводом для обращения послужила статья Кимы Егиазарян “Шумиха Мики для Совета Европы” (“Айоц ашхар” от 24 апреля 2004), в которой, по мнению правозащитника, делался “безосновательный вывод о том”, что он является “шпионом Совета Европы в Армении”. Дело возбуждено не было. Решавший этот вопрос следственный орган принял во внимание объяснение автора газетной публикации, которая со ссылкой на словарь армянского языка обосновала, что употребленное ею слово имеет, помимо “шпион”, и другие значения. Микаэл Даниелян обжаловал это решение в судебном порядке. Суд первой инстанции и Апелляционный суд РА жалобу отклонили. 6 августа Кассационный суд РА также подтвердил правомерность действий следственного органа.

30 АПРЕЛЯ суд первой инстанции Лорийской области удовлетворил иск Ванадзорского отделения Хельсинкской Гражданской Ассамблеи против администрации города Ванадзора. Причиной иска послужил отказ городского главы Самвела Дарбиняна предоставить Ванадзорскому отделению ХГА копии всех постановлений, принятых мэрией и Советом старейшин общины в 2002-2003 годах. По словам руководителя Ванадзорского отделения ХГА Артура Сакунца, мэр сослался на положение Закона РА “О правовых актах”, согласно которому правовые акты внутреннего пользования и личного предназначения предоставляются только их адресатам. Остальные же документы, как сказал глава ванадзорской администрации, были опубликованы в периодически издаваемых сборниках правовых актов общины. Последние правозащитникам раздобыть не удалось даже в мэрии. Посчитав, что представители местной власти нарушили Закон РА “О свободе информации”, Ванадзорское отделение ХГА обратилось в суд. В ходе слушаний ответчик по существу дела не возражал, но отметил, что часть из запрошенных 2,614 постановлений не может быть предоставлена, поскольку содержит сведения, не подлежащие огласке. За получение же остальных документов, по мнению ответчика, истец должен уплатить местную пошлину в размере 1,000 драмов (около $ 2) за каждую копию. Суд обязал мэрию выдать организации копии всех постановлений городской администрации и Совета старейшин общины за 2002-2003, за исключением содержащих тайну. При этом общая сумма пошлины за получение документов была определена всего в 1,000 драмов. Однако 10 июня та же судебная инстанция вынесла постановление о разъяснении судебного решения по этому иску. Согласно постановлению, Ванадзорское отделение ХГА теперь должно было уплатить пошлину в размере все тех же 1,000 драмов, но за каждую копию запрошенных у мэрии документов. По мнению Артура Сакунца, это разъяснение судьи “по существу противоречило вынесенному ранее решению”. Кроме того, размер и условия оплаты сведений, предоставляемых владельцем информации, определяются на основе Закона РА “О свободе информации”, а не постановления Совета старейшин общины, на которое сослался суд первой инстанции Лорийской области. Ванадзорское отделение ХГА обжаловало это разъяснение в Апелляционном суде РА, который 24 августа жалобу удовлетворил. Разъяснение было признано неправомерным, и таким образом, городская администрация была обязана предоставить истцу все запрашиваемые документы за 1,000 драмов.

МАЙ 2004

3 МАЯ в Ереване инициатива “Партнерство во имя Открытого Общества”, объединяющая на тот момент около 50 общественных организаций Армении, провела “круглый стол”, посвященный Всемирному Дню свободы прессы. На мероприятии было обнародовано заявление инициативы, приуроченное к этому международному празднику журналистов. В документе анализировалось положение СМИ в Армении и высказывались предложения по преодолению существующих проблем. Входящие в “Партнерство…” представители неправительственных организаций страны вновь потребовали от правоохранительных органов “найти и по всей строгости закона наказать лиц, совершивших нападения на журналистов 5 апреля и в ночь с 12 на 13 апреля”, а от властей Армении – обеспечить “свободную и беспрепятственную деятельность СМИ и журналистов”, изъять из Уголовного кодекса статьи о клевете и оскорблении “как представляющие опасность для свободы слова, а пока этого не произойдет”, не применять эти статьи. “Мы заявляем, что продолжим бороться за совершенствование законодательства в области СМИ, становление реальной свободы слова и по-настоящему независимых медиа”, – подчеркивалось в заявлении инициативы “Партнерство во имя Открытого Общества”.

3 МАЯ во Всемирный День свободы прессы в Ереване состоялись шествие и митинг в поддержку телеканала “А1+”. Около 150 участников шествия прошли от Дома печати до площади им. Шарля Азнавура. На митинге, приуроченном к профессиональному празднику, вновь были озвучены требования журналистской общественности к властям страны: провести конкурс на замещение свободных частот и привлечь представителей общественных организаций к процессу рейтинговой оценки конкурсных пакетов заявителей.

4 МАЯ сотрудники госавтоинспекции Котайкской области Армении воспрепятствовали работе съемочной группы телеканала “Аравот TV”. Об этом 5 мая сообщила газета “Аравот”. Накануне проведения оппозицией митинга в столице тележурналисты попытались проверить, соответствуют ли действительности жалобы граждан на то, что полицейские ограничивают свободу их передвижения на ведущих в Ереван магистралях. Согласно газете “Аравот”, в момент проведения съемки машина с сотрудниками телеканала была остановлена представителями Наирийского отдела ГАИ, которые вызвали на подмогу своего начальника. Прибыв на место, начальник Наирийского отдела ГАИ Аветик Абрамян сначала потребовал у журналистов отдать видеокассету, а затем заставил стереть записанные на ней кадры.

Отметим, что телекомпания “Аравот” (ранее “Кентрон”) поменяла владельца и название в апреле и взяла временный – до 10 мая – тайм-аут, чтобы выйти в эфир с новым обликом. У телеканала сменился также директор. 24 апреля им стал Арам Абрамян, одновременно являющийся главным редактором газеты “Аравот”. Несмотря на заверения Арама Абрамяна, что он по-прежнему будет всячески способствовать возвращению телекомпании “А1+” в эфир (Абрамян вел на “А1+” передачу “Постскриптум”), его согласие возглавить “Аравот TV” вызвало резкую оценку руководства “А1+”. (Два года назад, по решению Национальной Комиссии по телевидению и радио, оппозиционный канал “А1+” проиграл “Кентрон”/”Аравот TV” конкурс на ранее занимаемую им частоту.) В свою очередь, правление оппозиционной партии Армянское общенациональное движение (АОД) заявило, что отказывается появляться в эфире “Аравот TV”. 6 мая, со ссылкой на анонимный источник в правлении АОД, газета “Айкакан жаманак” сообщила, что руководящий орган партии не желает принимать участие в имитации свободы слова. В интервью газете “Чоррорд ишханутюн” от 7 мая Арам Абрамян выразил недоумение тем, “что политическая сила отказывается высказывать свою позицию в прямом эфире, опасаясь, что это будет имитацией свободы слова”. “В любом случае сожалею, что эта часть политического спектра пока не будет представлена на нашем телеканале, однако уверен, что это – временное явление”, – добавил Арам Абрамян.

16 июля Арам Абрамян со страниц редактируемой им газеты “Аравот” объявил о своей отставке с должности директора “Аравот TV”. “Мой шаг не имеет какого-либо отношения к политике, которой я никогда не занимался и не собираюсь заниматься, – написал Арам Абрамян в газете “Аравот”. – За время работы руководителем телекомпании никто не оказывал на меня политического давления, не вводил цензуру, не выражал недовольства содержанием информации или передач. Наоборот, меня просили, чтобы я остался. Но я не останусь, так как не доволен несерьезным отношением акционеров к своей собственности.” Недовольство Абрамяна вызвала финансовая политика новых владельцев телекомпании. По словам журналиста, еще 8 июля он обратился к основному акционеру телекомпании, депутату Национального Собрания Армении Мураду Гулояну с письмом, в котором “подробно описал экономическое положение телекомпании” и предложил принять срочные меры для выправления ситуации. “Не собираюсь каждый месяц требовать денег на зарплату и сохранение принадлежащей вам организации. Я отказываюсь от своей зарплаты за июнь. К письму прилагаю заявление об уходе. Если события будут происходить так, как я предполагаю, то 16 июля я изложу в газете “Аравот” причины своей отставки”, – заканчивалось письмо. Внять же призыву акционеров и продолжать работать в режиме “кое-как” (то есть выпуская некачественную продукцию), по мнению Арама Абрамяна, означало его дискредитацию в профессиональном отношении.

Руководителем “Аравот TV” был назначен один из журналистов телекомпании – Петрос Казарян, автор и ведущий постоянной передачи “Урвагиц”. Петрос Казарян отметил, что вскоре телеканалу будет возвращено его прежнее название. С 13 сентября телекомпания “Аравот TV” вернулась к своему прежнему названию – “Кентрон”. Логотип газеты “Аравот” пробыл в эфире телеканала недолгих четыре месяца и был вновь заменен на “кентроновский”, спустя два месяца после ухода Арама Абрамяна с должности директора телекомпании.

6 МАЯ, в соответствии с требованиями Закона РА “О массовой информации”, Национальная Комиссия по телевидению и радио утвердила Порядок аккредитации журналистов в НКТР. За основу документа был взят Модельный порядок аккредитации журналистов в органах госуправления (см. выше). Согласно положениям Порядка, о результатах своей деятельности Национальная Комиссия должна сообщать не реже одного раза в два месяца, в том числе и посредством размещения информации на веб-сайте НКТР. А не менее одного раза в полгода председатель НКТР должен отчитываться о проделанной работе на пресс-конференции. В документе предусматривались срок действия аккредитации и квоты на нее: не более 1 года и по одному журналисту и фотокорреспонденту/телеоператору от каждого СМИ, если только с ответственным за аккредитацию лицом “не достигнута иная договоренность и если участие большего числа журналистов, фотокорреспондентов и операторов не ограничит возможность участия других аккредитованных журналистов”. Посещение НКТР аккредитованным представителем СМИ вне проводимых мероприятий также должно быть согласовано с ответственным за аккредитацию, который назначается председателем Национальной Комиссии.

С 21 МАЯ телекомпания “Аштарак TV” и одноименная газета были вынуждены приостановить свою деятельность в связи с тем, что здание, в котором редакции этих СМИ арендовали помещения, было закрыто на замок по распоряжению его владельца, директора ООО “Арагацотн арспас” Саркиса Амиряна. По мнению руководства  “Аштарак TV”, конфликт мог быть связан с рядом критических статей в адрес Саркиса Амиряна, опубликованным в газете.

Ранее, решением суда первой инстанции области Арагацотн был удовлетворен иск прокуратуры Арагацотн против “Аштарак TV” о взыскании с последней долгов за невыполнение налоговых обязательств. В апреле “Аштарак TV” подала в ту же судебную инстанцию иск против областной прокуратуры о снятии ареста на имущество, наложенное принудительным исполнителем во исполнение вышеуказанного решения суда. Требование телекомпании обосновывалось тем, что среди арестованного было также имущество, принадлежащее не самой “Аштарак TV”, а частным лицам и организациям. В частности, в распоряжении редакции находилась техника общественной организации “Интерньюс” Армения. Последняя обратилась в суд с просьбой признать ее в этом деле третьей стороной. 7 июня просьба была удовлетворена, а на заседании 9 июня “Интерньюс” Армения представила суду документы, подтверждающие, что часть описанного и арестованного имущества принадлежит ей. На заседании 18 июня иск “Аштарак TV” был частично удовлетворен: суд принял решение освободить от ареста только имущество, принадлежащее “Интерньюс” Армении.

7 октября на заседании Национальной Комиссии по телевидению и радио было вынесено решение приостановить до 1 августа 2005 действие вещательной лицензии “Аштарак TV”. Эту просьбу руководитель телеканала Ваграм Боцинян обосновал тем, что будет находиться в длительной зарубежной командировке.

ИЮНЬ 2004

8 ИЮНЯ состоялась пресс-конференция директора телекомпании “А1+” Месропа Мовсесяна и председателя Международного союза адвокатов Тиграна Тер-Есаяна, представляющего “А1+” в судебных спорах, на которой журналисты были проинформированы о ситуации с иском, поданным телекомпанией в Европейский суд по правам человека. В принятом к рассмотрению 1 ноября 2002 Европейским судом иске учредителя “А1+” ООО “Мелтекс” против Республики Армения оспаривались решения судебных инстанций Армении по поводу правомочности конкурсов по лицензированию теле-, радиовещания, проведенных Национальной Комиссией по телевидению и радио. (Лишенная 2 апреля 2002 эфира, телекомпания “А1+” безуспешно участвовала в 8 конкурсах по лицензированию телевещания, и столь же безуспешно опротестовывала результаты почти всех этих конкурсов в судебных инстанциях страны.) Выдвинутые учредителем “А1+” требования к правительству РА обосновывались нарушением статей 10 и 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующих гражданам право на свободу выражения мнения и право на справедливое судебное разбирательство. На пресс-конференции представители “А1+” отметили, что Европейский суд направил правительству Армении запрос, состоящий из 4 пунктов и требования обосновать решения армянских судебных инстанций по искам телекомпании. Ответ на этот запрос должен был быть представлен правительством до 20 сентября 2004. 12 октября в интервью газете “Аравот” Тигран Тер-Есаян сообщил, что 4 октября правительство Армении ответило на запрос Европейского суда. Учредитель “А1+”, в свою очередь, представил Европейскому суду контраргументы на ответ правительства.

До конца 2004 слушания в Европейском суде по этому делу не начались.

9 ИЮНЯ Национальное Собрание Армении приняло во втором чтении и окончательно законопроект об изменениях и дополнениях в Уголовный кодекс РА. Первое чтение документа состоялось 27 апреля. Проект поправок в УК был инициирован правительством и представлен на прошедшей 7-9 июня парламентской сессии министром юстиции РА Давидом Арутюняном. Изменения в УК затрагивали в числе прочих и положения о клевете и оскорблении (статьи 135, 136 и 318). Согласно одобренным поправкам, максимальное наказание за клевету предусматривало штраф в размере от 300 до 1000 минимальных зарплат или лишение свободы на срок до одного года (прежде – до 3 лет). Максимальное наказание за оскорбление – штраф в размере от 200 до 800 минимальных зарплат, при этом лишение свободы в новой редакции УК не предусматривалось (прежде – до одного года). За оскорбление представителя власти максимальная санкция была  определена в виде штрафа в размере от 300 до 1000 минимальных зарплат или лишения свободы сроком до одного года (прежде – до 2 лет). Из указанных выше статей были также изъяты положения, предусматривающие более строгое наказание за оскорбление/клевету, нанесенные в публичных выступлениях, публично демонстрируемых произведениях или средствах массовой информации.

Необходимо отметить, что еще 17 июня 2003 в открытом письме спикеру НС Артуру Багдасаряну руководители шести действующих в стране дипломатических миссий, одиннадцати международных организаций и местных журналистских объединений, в том числе Ереванского пресс-клуба, выразили обеспокоенность рядом положений Уголовного кодекса, которые “серьезным образом угрожают свободе слова в Армении”. По мнению подписантов, решение этого вопроса “должно быть найдено в сфере гражданского, а не уголовного законодательства”, либо, в крайнем случае, “в кодексе не должно предусматриваться наказание в виде лишения свободы”. О необходимости декриминализации клеветы и оскорбления говорилось и в дальнейшем – на местном и международном уровнях.

Таким образом, принятые в УК поправки существенно смягчили меру ответственности за клевету и оскорбление, но, тем не менее, не полностью отвечали ожиданиям международных организаций и гражданского общества. Неприемлемо было и положение, обеспечивающее большую защищенность официальных лиц, нежели рядовых граждан.

10 ИЮНЯ в Союзе журналистов Армении прошла пресс-конференция ванадзорской общественной информационной организации “Медиа-групп”, посвященная судебной тяжбе этой организации с Государственным Фондом социального обеспечения. Спор между сторонами возник в 2003, когда “Медиа-групп” при содействии международной организации “Уорлд Лернинг” осуществляла проект “Укрепление отношений между организациями и общиной Ванадзора”. Проводившие финансовую проверку представители Госфонда соцобеспечения признали волонтеров “Медиа-групп” наемными работниками и в связи с этим потребовали, чтобы организация произвела соответствующие социальные отчисления и заплатила штраф. “Медиа-групп” оспорила это требование в Хозяйственном суде РА. 17 декабря 2003 иск был удовлетворен. Госфонд соцобеспечения, в свою очередь, обжаловал это решение в Кассационном суде РА, который 13 февраля 2004 постановил вернуть дело на новое расследование. 3 июня вторая судебная инстанция обязала “Медиа-групп” произвести необходимые социальные отчисления, но без уплаты штрафа. “Медиа-групп” обжаловала это решение в Кассационном суде, который на заседании 7 июля оставил его без изменений. 7 июля сотрудники ванадзорской организации провели перед зданием Госфонда соцобеспечения в Ереване акцию протеста.

Комментируя сложившуюся ситуацию, представитель “Медиа-групп” Эдмон Марукян отметил, что в отношении НПО, согласно армянскому законодательству, должно быть возбуждено исполнительное производство, ее имущество подлежит аресту с целью последующей продажи с аукциона. Как сказал Марукян, организация не имеет финансовых средств на покрытие обязательств перед Госфондом соцобеспечения, для чего необходимо примерно 500,000 драмов (около $ 1,000), включая исполнительные расходы. Эдмон Марукян подчеркнул также, что “Медиа-групп” продолжит отстаивать свои права и, возможно, обратится в Европейский суд по правам человека.

21 ИЮНЯ депутат Национального Собрания РА, руководитель Ассоциации политологов Армении Амаяк Ованнисян обратился к генеральному прокурору РА Агвану Овсепяну с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении владельца и главы медиа-холдинга “АЛМ” Тиграна Карапетяна за разжигание национальной вражды, клевету и оскорбление. Причиной послужила авторская программа Тиграна Карапетяна “Цена вопроса”, вышедшая в эфире телекомпании “АЛМ” 15 июня. В частности, как писал депутат НС, глава “АЛМ” сказал, что Амаяк Ованнисян “ведет себя по-жидовски или предпринял еврейский шаг”, а также назвал его “карманником и лжецом”. В качестве доказательства к заявлению прилагалась видеокассета с записью программы. Сам Тигран Карапетян публично опроверг антисемитский характер своего высказывания, но вместе с тем отметил, что готов подтвердить все остальное на фактах. 9 июля Амаяк Ованнисян вновь обратился с письмом к генпрокурору. На сей раз в качестве меры пресечения Тиграну Карапетяну депутат НС предложил избрать заключение под стражу, на том основании, что его “безнаказанность и руководство телекомпанией “АЛМ” способствуют выявлению доселе не существовавших в Армении фашистских тенденций”. В свою очередь, Тигран Карапетян сказал, что собирается отвечать на обвинения Амаяка Ованнисяна только в суде.

Уголовное дело возбуждено не было: депутат НС РА и руководитель медиа-холдинга были вызваны в Генпрокуратуру, где заключили мировое соглашение.

ИЮЛЬ 2004

8 ИЮЛЯ Национальная Комиссия по телевидению и радио приняла решение оштрафовать гюмрийскую телекомпанию “Цайг”. Штраф в размере 100,000 драмов (около $ 190) был наложен в связи с тем, что 31 мая и 14 июня 2004 в эфире “Цайг” были показаны выпуски шоу-программы российского телеканала ТНТ “Окна”. Тем самым “Цайг” нарушила требования статьи 10 Закона РА “О телевидении и радио”, а именно: ретранслировала передачи зарубежной компании, не имея соответствующего договора, и заранее не известила об этом НКТР.

АВГУСТ 2004

24 АВГУСТА в Цахкадзоре (Котайкская область) была совершена очередная атака на журналистов. Корреспондент фотоинформационного агентства “Фотолур” Мхитар Хачатрян и корреспондент газеты “Аравот” Анна Исраелян приехали в Цахкадзор для подготовки материала о вырубке леса вблизи спортивного комплекса с целью строительства дач для высокопоставленных чиновников. Когда Мхитар Хачатрян, закончив съемку объектов, вернулся в Дом творчества писателей, его уже поджидала группа из четырех неизвестных лиц, предположительно из числа охранников элитных дач. Один из них, с обритой наголо головой, вступил с фотожурналистом в словесную перепалку, обвинив последнего в том, что тот вторгся в частные владения, и потребовал карту памяти (“чип”) цифрового фотоаппарата. Не удовлетворившись бранью, бритоголовый молодчик на глазах у отдыхающих, сотрудников и посетителей Дома творчества попытался силой отобрать у журналиста фотокамеру. Завязавшаяся потасовка переместилась в кабинет директора Дома творчества и, в конце концов, бритоголовому субъекту удалось отнять фотоаппарат и извлечь из него карту памяти. После этого неизвестные покинули место происшествия. Мхитару Хачатряну были нанесены повреждения в области шеи, горла, рук и спины. Однако фотожурналист сказал, что не станет обращаться в правоохранительные органы, поскольку не верит, что виновный может понести наказание.

В тот же день, 24 августа Союз журналистов Армении и Ереванский пресс-клуб приняли заявление, в котором осудили рецидив насилия против журналистов и вновь призвали власти найти и наказать виновных. Заявители в очередной раз  констатировали, что “насильственные действия против журналистов и препятствование их работе являются следствием безнаказанности виновных в предыдущих инцидентах”. К заявлению ЕПК и Союза журналистов Армении присоединились участники семинара “Судебная защита прав человека в Армении и участие в этом процессе СМИ”, проходившего в Цахкадзоре 26-28 августа, а также ряд журналистских организаций и СМИ. С осуждением инцидента в Цахкадзоре выступили также Союз писателей Армении, Комитет защиты журналистов и Международный Институт прессы в Вене.

На очередной акт насилия журналистское сообщество отреагировало рядом акций. 25 августа газета “Аравот” вышла с репортажем об инциденте, который вместо предполагаемых снимков вырубленных участков леса сопровождался пустыми рамками с подписями. 28 августа представители нескольких десятков армянских СМИ, общественных, в том числе журналистских организаций выехали в Цахкадзор и прошли по тому же маршруту, что и Мхитар Хачатрян, производя фотосъемку. 31 августа статьи о поездке и о вырубке лесов в Цахкадзоре с фотокадрами опубликовали многие ведущие армянские газеты.

26 августа Генеральная прокуратура РА распространила пресс-релиз, в котором сообщила, что по фактам хулиганских действий и воспрепятствования законной профессиональной деятельности Мхитара Хачатряна и Анны Исраелян Управлением по защите государственных интересов Генпрокуратуры возбуждено уголовное дело по ч.1 статьи 164 (“Препятствование законной профессиональной деятельности журналиста”) и ч.1 статьи 258 (“Хулиганство”) УК РА. Кроме того, установлена личность нападавшего. Согласно данным прокуратуры, им оказался житель Еревана Гагик Степанян, 1961 года рождения, который был доставлен для допроса в прокуратуру. Позже к ранее дважды судимому Гагику Степаняну в качестве меры пресечения был применен арест. Следствие по этому делу завершилось 6 сентября, и в тот же день материалы были направлены в суд первой инстанции Котайкской области города Раздан. Еще до начала судебного разбирательства обвиняемый возместил нанесенный фотожурналисту материальный ущерб, выплатив стоимость карты памяти – $ 250. Слушания начались 7 октября, а на следующем заседании 11 октября суд признал Гагика Степаняна виновным и вынес ему приговор – шесть месяцев лишения свободы.

Комментируя это судебное дело, Еженедельный бюллетень Ереванского пресс-клуба (от 8-14 октября 2004) отмечал: “(…) Из всех случаев атак на представителей СМИ впервые к виновным была применена статья о препятствовании журналистской деятельности и назначено наказание в виде лишения свободы. (…) С другой стороны, как и при предыдущих расследованиях аналогичных инцидентов, возникает ряд вопросов. Почему представителей СМИ атакуют несколько человек, а перед судом предстают один или двое? Почему следствие ограничивается лишь выявлением исполнителей, как правило безработных и утверждающих, что случайно оказались на месте происшествия? Почему ни в одном из случаев ни следственным органам, ни суду никак не удается выйти на лиц, чьи интересы столь ретиво защищают те, кто делает грязную работу? И наконец, почему во время судебных процессов подсудимые сыпят угрозами и ругательствами в адрес журналистов, находящихся в зале заседаний? Вот и Гагик Степанян перед тем, как сесть за решетку, пообещал свести с журналистами счеты после освобождения. К слову, свободу Степанян – теперь трижды судимый – имеет возможность обрести очень скоро. Арестованный в конце августа и осужденный в октябре (приговор вступит в силу через 15 дней), Степанян получается уже отсидел половину срока, поскольку день предварительного заключения равен полутора дням содержания под стражей. Скостить оставшиеся три месяца тоже возможно: согласно армянскому законодательству, по истечении одной трети срока наказания осужденный может подать прошение о досрочном освобождении.”

Наши предположения оправдались: 26 октября Гагик Степанян досрочно вышел на свободу.

31 АВГУСТА председатель общественной организации “Журналисты-расследователи” Эдик Багдасарян был приглашен в отделение Центр Полиции РА для дачи разъяснений. Основанием для вызова стало заявление бывшего начальника Управления по медикаментозному и технологическому обеспечению Министерства здравоохранения РА Арташеса Бишаряна, содержащее требование возбудить уголовное дело против журналиста за оскорбление чести и достоинства. Причиной послужило опубликованное в прессе журналистское расследование Эдика Багдасаряна, в котором он делал вывод, что Арташес Бишарян в бытность начальником Управления умышленно допустил, чтобы у крупной партии лекарственных средств, полученной в качестве гуманитарной помощи, истек срок хранения. По мнению заявителя, это не соответствовало действительности.

Тут необходимо отметить, что по факту обнаружения в Минздраве большого количества лекарственных средств с просроченным сроком годности еще в 2003, по утверждению Эдика Багдасаряна, Генеральной прокуратурой РА было возбуждено уголовное дело против Арташеса Бишаряна, однако последний даже не был допрошен. Сам Бишарян это отрицал. Тем не менее незадолго до своего обращения в полицию он был освобожден от занимаемой должности.

По словам руководителя “Журналистов-расследователей”, он, явившись в полицию, отказался отвечать на вопросы следователя, поскольку все известные ему факты изложены в его статьях. 9 сентября следователь полиции уведомил Эдика Багдасаряна о том, что уголовное дело против него возбуждено не будет.

СЕНТЯБРЬ 2004

4 СЕНТЯБРЯ во время церемонии открытия холдинга “Си-Эс Медиа-сити” президент Армении Роберт Кочарян нажатием кнопки запустил систему, способную ретранслировать 50 телеканалов в гигагерцевом диапазоне частот. Эта система (называемая “суперсистемой”) и ее владелец – неизвестная доселе компания “Эй ап” рекламировались на телеканале “Армения”. Запуск положил начало ряду публикаций в армянской прессе, в которых ставились под сомнение аргументы, обычно приводимые в качестве обоснований для лишения телекомпании “А1+” эфира.

9 сентября газета “Аравот” в статье Анны Исраелян “Вот тебе и суперсистема!” процитировала начальника Управления по лицензированию и методической работе Национальной Комиссии по телевидению и радио Ишхана Варданяна: “На данный момент НКТР не имеет свободной гигагерцевой частоты. Мы не предоставляли частоту в этом диапазоне ни одной компании. Компания “Эй ап”, реклама которой постоянно появляется в эфире, нам не знакома, она не имеет лицензии. (…) Комиссия уже предупредила соответствующие органы о необходимости принятия мер с целью прекращения незаконного вещания.” На вопрос, почему тогда в упомянутом диапазоне частот сегодня вещает компания AATV, г-н Варданян ответил, что AATV с 1997 имела лицензию сроком на десять лет, которой была лишена во время перелицензирования в 2001, поскольку лицензия была предоставлена AATV не на вещание, а для оказания других услуг. “Однако инвестиции защищены законом, и если вследствие изменения в законе страдает экономический процесс, инвестор в течение пяти лет имеет право продолжать свою деятельность. Тем не менее эти частоты подлежат лицензированию в конкурсном порядке. Но сегодня я затрудняюсь сказать, когда состоится конкурс”, – добавил Ишхан Варданян. Отметим, что в перечне теле- и радиочастот, полученном Ереванским пресс-клубом после запроса в НКТР, диапазон 2501-2700 МГц (о котором шла речь) фигурировал в качестве подлежащего лицензированию в конкурсном порядке.

На ряд сомнительных аспектов в деятельности телеканала “Армения” и новосозданного холдинга “Си-Эс Медиа-сити” обратил внимание председатель организации “Журналисты-расследователи” Эдик Багдасарян в статье “Увидев кнопку – не нажимайте”, напечатанной в газете “Аравот” от 16 сентября.

В публикации Ара Меликсетяна “Подстава в публичном режиме” (газета “Голос Армении” от 18 сентября), в частности, говорилось: “Наверное, в нелицеприятной истории, связанной с телеканалом “Армения”, удалось бы избежать скандала, не будь подчеркнуто чуткого внимания коллег к судьбе другой отечественной телекомпании – “А1+”. Вряд ли кто-нибудь из журналистов усомнился бы в законности той, заранее основательно разрекламированной телевизионной новинки, которую представила “Армения”, если бы не вполне резонный вопрос: почему для нового ретрансляционного проекта нашлась соответствующая частота, а для трансляции “А1+” ее изыскать не могут? Именно поиски ответа на столь естественный вопрос, в итоге, по сути совершенно случайно, разоблачили одну из крупных афер нашей действительности. А крупная она только потому, что в нее невольно был вовлечен глава государства.” “Очевидно, что сам Роберт Кочарян о сомнительности происходящего и не подозревал, – считает Ара Меликсетян. – Его, грубо говоря, просто подставили. Ему, как говорится, подложили свинью.” По мнению автора статьи, президента подставили “разнообразные государственные инстанции” и его “многоликое окружение”, “но хуже всего то, что до сих пор широкой общественности неизвестна реакция главы государства”.

Армен Акопян в статье “Тайная суперсистема “Армении” (газета “Айоц ашхар” от 10 сентября) назвал сложившуюся ситуацию “скандалом в благородном семействе”. “Из достоверных источников стало известно, что руководитель “Армении” Баграт Саркисян вчера был вызван в администрацию президента, где у него потребовали разъяснений относительно всего происшедшего”, – писал автор статьи.  Кроме того, он отмечал, что вещание без лицензии, как и недобросовестная реклама, согласно законодательству Армении, являются уголовно наказуемыми преступлениями.

После публикаций реклама суперсистемы на телеканале “Армения” была прекращена, но вскоре возобновилась и появлялась даже в некоторых периодических изданиях.

Разрешение на ретрансляцию телеканалов в гигагерцевом диапазоне компании “Эй ап” получила от Республиканского Центра телекоммуникаций Министерства транспорта и связи РА. Национальная Комиссия по телевидению и радио, как отмечалось выше, настаивала на необходимости лицензирования этих частот в конкурсном порядке. Спор перешел в судебную инстанцию: в иске НКТР содержалось требование признать недействительным разрешение, выданное “Эй ап” Республиканским Центром телекоммуникаций. 2 декабря суд первой инстанции общин Центр и Норк-Мараш Еревана утвердил мировое соглашение между НКТР, Министерством транспорта и связи РА, Республиканским Центром телекоммуникаций и ООО “Эй ап”. Согласно заключенному соглашению, Министерство и Республиканский Центр телекоммуникаций, как одно из его подразделений, отказались от притязаний на диапазон частот 2300-2700 МГц и признали недействительными свои ранее вынесенные решения относительно вещательной деятельности “Эй ап”. Право распоряжаться упомянутым диапазоном было закреплено за НКТР, которая взяла на себя обязательство выставить частоты на конкурс.

12 января 2005 НКТР объявила конкурсы по лицензированию телевещания в диапазонах частот 2300-2400 МГц и 2500-2700 МГц Еревана, итоги которых должны быть подведены весной 2005. Между тем “суперсистема” еще более интенсивно начала рекламироваться в  предновогодние дни и после. Телезрителей постоянно информировали о том, где ее можно приобрести и как к ней подключиться.

20 СЕНТЯБРЯ Апелляционный суд РА оставил без рассмотрения иск жительницы села Хачпар Араратской области Маринэ Габриелян против главного редактора областной газеты “Арарат” Каринэ Ашугян по причине неявки представителя истца на заседание. Маринэ Габриелян обжаловала в Апелляционном суде решение суда первой инстанции Араратской области города Масис от 23 декабря 2003, согласно которому иск о возмещении материального ущерба также был не удовлетворен. Маринэ Габриелян требовала возместить ей расходы в размере 125,000 драмов (около $ 220), понесенные, по ее утверждениям, в ходе предыдущих судебных разбирательств между сторонами, состоявшихся в 2001-2002 годах (подробности см. в отчете за 2003).

Комментируя эту долгую судебную тяжбу, Ереванский пресс-клуб отмечал, что, встав на сторону истицы и обязав главного редактора опубликовать (в июле 2002) опровержение на информацию, которую подтверждали 115 человек, суд, тем самым, создал опасный прецедент. Истица же, в свою очередь, воодушевленная успехом, пошла дальше и потребовала возместить ей материальный ущерб, но при этом, как ни странно, не утруждала себя или своего представителя присутствием на заседаниях.

Маринэ Габриелян повторно обратилась в Апелляционный суд с обжалованием решения суда первой инстанции от 23 декабря 2003. На заседании 21 октября Апелляционный суд иск отклонил.

23 СЕНТЯБРЯ возле одного из ереванских рынков подвергся нападению корреспондент газеты “Айкакан жаманак” Арман Галоян. В этот день в соответствии с распоряжением мэрии начался демонтаж расположенных вокруг рынка торговых ларьков. Их владельцы, посчитав эту акцию незаконной, оповестили о ней редакцию газеты. Прибывший на место корреспондент “Айкакан жаманак” записывал на диктофон рассказы владельцев киосков, когда к нему подошла группа мужчин и потребовала прекратить работу и покинуть территорию. Арман Галоян не подчинился. Спустя короткое время какой-то мужчина, по предположению журналиста – один из работников рынка, сыпя ругательствами, напал на него и отнял диктофон. Корреспондент “Айкакан жаманак” продолжил делать записи в блокнот, и тогда на него напал другой мужчина, по мнению Галояна – также работник рынка, отобрал блокнот, вырвал из него и разорвал страницы с записями.

Заявление об инциденте было подано в отделение Центр Полиции РА, а информация о нем – опубликована в “Айкакан жаманак” на следующий день, 24 сентября. Участники происшедшего были доставлены в отделение и допрошены. Тем же отделением было возбуждено уголовное дело по ч.1 статьи 164 УК РА (“Препятствование законной профессиональной деятельности журналиста”). Принадлежащий Арману Галояну диктофон находился в полиции как вещественное доказательство. Следствию не удалось установить личность одного из нападавших, поэтому часть дела была выделена в отдельное производство. Другим нападавшим оказался житель Еревана, контролер рынка Армен Варданян. Следствие выявило также, что за месяц до инцидента тот же Армен Варданян возле того же рынка избил двух жителей Еревана. Оба дела были объединены в одно производство. Таким образом, Варданяну было предъявлено обвинение по двум этим эпизодам: по упомянутой выше статье 164 и ст. 258 УК РА (“Хулиганство”). Мерой пресечения была избрана подписка о невыезде.

В середине ноября дело было направлено в суд первой инстанции общин Центр и Норк-Мараш Еревана, где 20 декабря начались слушания. На первое заседание подсудимый не явился, и суд вынес постановление о его приводе. На слушаниях 19 января 2005 Армен Варданян признал себя виновным по обоим эпизодам. На заседании 4 февраля 2005 суд приговорил Армена Варданяна к одному году исправительных работ. По решению суда, он продолжил работать на прежнем месте, но с удержанием 20% его ежемесячной зарплаты в пользу государственного бюджета. Кроме того, Армен Варданян возместил корреспонденту “Айкакан жаманак” стоимость поврежденного диктофона в размере 25 тысяч драмов (чуть более $ 50).

23 СЕНТЯБРЯ международная правозащитная организация “Фридом Хауз” обнародовала ежегодный доклад о политических правах и гражданских свободах в мире в 2003. Согласно оценке “Фридом Хауз”, по обеспечению политических прав и гражданских свобод Армения была отнесена к категории частично свободных стран. В докладе было уделено внимание и свободе прессы. В частности, приводя негативные примеры ущемления прав, “Фридом Хауз” упомянула непредоставление 2 апреля 2002 Национальной Комиссией по телевидению и радио лицензии на вещание телекомпании “А1+”. Журналистское сообщество и оппозиция, отмечала “Фридом Хауз”, расценили закрытие “А1+” как “политически мотивированное решение, имеющее целью установить контроль над медиа-освещением в преддверии президентских и парламентских выборов-2003”. В течение 2003, говорилось в докладе, все заявки “А1+” на получение лицензии были отклонены.

ОКТЯБРЬ 2004

4 ОКТЯБРЯ в Ереване инициатива “Партнерство во имя Открытого Общества”, объединяющая на тот момент около 50 неправительственных организаций страны, провела обсуждение проекта доклада Мониторингового Комитета Парламентской Ассамблеи Совета Европы о выполнении Резолюций 1361 (2004) и 1374 (2004) по обязательствам Армении перед Советом Европы (содокладчики – Ежи Яскерня и Рене Андре), который должен был быть заслушан 7 октября на сессии ПАСЕ. На обсуждении были представлены также комментарии к этому докладу, разработанные инициативой “Партнерство во имя Открытого Общества”.

В начале комментариев инициатива отмечала желательность более тщательного изучения содокладчиками ситуации в Армении и учета мнения не только представителей госструктур, но и неправительственного сектора. “К сожалению, нехватка точной информации и детального анализа ситуации ощущается в обоих случаях – и когда содокладчики подчеркивают позитивное, и когда представляют негативное”, – говорилось в комментариях.

Упомянутые огрехи присутствовали и при обращении содокладчиков к ситуации в области СМИ. Так, в пункте 3 iii проекта доклада Мониторингового Комитета отмечалось, что по фактам нападений на представителей медиа и правозащитников были “проведены расследования, Ассамблее предоставлена информация об их результатах и правовых мерах, предпринятых в отношении виновных”. При этом, однако, указывалось в комментариях “Партнерства…”, содокладчики не упомянули о том, что расследование многих подобных дел было прекращено, а по случаям избиения журналистов правоохранительными органами в ночь с 12 на 13 апреля 2004 – вообще не проведено. Не нашли места в докладе и сами события с 12 на 13 апреля, в результате которых пострадало несколько журналистов. Отмечалась лишь мера ответственности, определенная двум лицам за насильственные действия в отношении журналистов во время митинга 5 апреля 2004 (вынесенное наказание не удовлетворило журналистское сообщество и общественность, подчеркивалось в комментариях).

По мнению Мониторингового Комитета, зафиксированное в последних поправках к Закону РА “О телевидении и радио” требование к Национальной Комиссии по телевидению и радио приводить дополнительные аргументы при предоставлении лицензии на вещание поможет избежать “принятия волевых решений” (п. 9). И на основании все тех же поправок к вещательному закону ожидаемое в ближайшее время изменение в составе НКТР будет способствовать созданию “справедливых условий при выдачи лицензий телекомпаниям, в частности “А1+” (п. 11 iii). Во-первых, подчеркивалось в комментариях “Партнерства…”, только  лишь дополнительное аргументирование не является гарантией предотвращения волевых решений. Для этого необходимы также другие способы открытого и публичного обсуждения, в частности привлечение к процессу оценки заявок на получение лицензии представителей общественных организаций и экспертов, что разрешено ст. 26 Закона РА “Регламент Национальной Комиссии по телевидению и радио”. С подобным предложением ряд НПО обращался к председателю НКТР во время последнего конкурса по лицензированию телевещания, но оно было отклонено. Во-вторых, говорилось в комментариях инициативы, принятые к вещательному закону поправки не предусматривают изменений в составе НКТР: они касаются лишь замещения образующихся в ее составе вакантных мест на конкурсной основе. И наконец, указывалось в комментариях, содокладчики увязали создание справедливых конкурсных условий с изменениями в составе НКТР, в то время как следовало привлечь внимание к порядку ее формирования, который “не гарантирует независимость этого органа и превращает его в инструмент в руках исполнительной власти”.

При перечислении негативных примеров, отмечалось в комментариях “Партнерства…”, в докладе Мониторингового Комитета также был ряд неточностей. К примеру, в п.30 доклада говорилось: “Положение СМИ по-прежнему вызывает беспокойство. Газеты постоянно признаются виновными в судебном порядке и вынуждены платить крупные штрафы за публикацию диффамационных статей о крупных деятелях из властных кругов или близко стоящих к ним.” Ереванский пресс-клуб и Комитет по защите свободы слова отслеживают ситуацию со СМИ, в том числе связанные с ними судебные процессы, и в течение последнего года, к счастью, ничего подобного зафиксировано не было, подчеркивалось в комментариях инициативы.

Одним из ярких примеров недостатка информации, по мнению “Партнерства…”, стало упоминание содокладчиками о прекращении вещания телекомпанией “Кентрон” и передаче занимаемой ею частоты телекомпании “Аравот”. На деле, пояснялось в комментариях, “Кентрон” не прекращала своей деятельности и всего лишь сменила эфирное название. Как утверждали содокладчики, получившая лицензию на вещание телекомпания “Еркир-медиа” управляется армянской Диаспорой. В комментариях “Партнерства…” это утверждение было охарактеризовано как “безответственное”.

Проект доклада Мониторингового Комитета ПАСЕ был заслушан на сессии ПАСЕ 7 октября. В тот же день была принята Резолюция 1405 (2004) о ходе выполнения Арменией обязательств перед СЕ, формулировки которой, включая пункты, касающиеся СМИ, в целом, незначительно отличались от заслушанного проекта доклада.

УТРОМ 13 ОКТЯБРЯ в городе Капан (Сюникская область) было совершено нападение на главного редактора газеты “Сюняц еркир” Самвела Алексаняна. По словам Самвела Алексаняна, в редакцию газеты, расположенную в одной из городских гостиниц, пришли трое мужчин, одним из которых (двоих других редактор не знал) был Хачик Асрян – председатель общественной организации “Сюняц арцивнер” (“Сюникские орлы”). Хачик Асрян изъявил желание побеседовать с главным редактором наедине, и когда сотрудник редакции вышел из кабинета, начал выяснять у Самвела Алексаняна, почему в “Сюняц еркир” были опубликованы критические статьи о деятельности губернатора Сюникской области и премьер-министра Армении. Не дослушав объяснений, Асрян ударил главного редактора кулаком в лицо, а затем пустил в ход принесенную с собой дубинку. Устроив далее разгром в редакции, нападавшие потребовали, чтобы через час обе ее комнаты были освобождены, пригрозив в противном случае продолжить насильственные действия. После чего ушли, прихватив с собой мобильный телефон редактора. Самвел Алексанян сразу же обратился в Сюникское областное отделение Полиции РА. Прибывший на место инцидента полицейский составил протокол, а судмедэксперт произвел медицинское освидетельствование пострадавшего. Вечером того же дня сотрудники полиции возвратили Самвелу Алексаняну мобильный телефон и оповестили, что по факту происшествия возбуждено уголовное дело по статье 258 УК РА (“Хулиганство”). 13 же октября Самвел Алексанян проинформировал о случившемся президента Армении, генерального прокурора РА, Офис ОБСЕ в Ереване, средства массовой информации.

Отметим, что за две недели до инцидента, 28 сентября, Самвел Алексанян был отстранен от должности пресс-секретаря губернатора Сюникской области Сурена Хачатряна. Тогда же от главного редактора потребовали освободить помещение, которое газета “Сюняц еркир” занимала в здании областной администрации.

Все происшедшее с ним Самвел Алексанян связал с рядом критических публикаций газеты на злободневные для области темы.

Согласно газете “Айкакан жаманак” от 14 октября, председатель “Сюникских орлов” Хачик Асрян в телефонной беседе с областным корреспондентом газеты отрицал избиение Самвела Алексаняна. Он сказал, что лишь поставил главного редактора в известность о том, что занимаемые редакцией комнаты сданы в аренду его организации и их необходимо освободить. При этом телефонный разговор с Хачиком Асряном происходил, когда тот находился в отделении полиции. Между тем Самвел Алексанян сообщил ЕПК, что никаких претензий или документов, подтверждающих факт сдачи в аренду, ему не предъявляли ни владелец гостиницы, ни руководитель “Сюникских орлов”.

14 октября в связи с атакой на главного редактора “Сюняц еркир” Ереванский пресс-клуб, Союз журналистов Армении и Комитет по защите свободы слова приняли заявление, в котором, в частности, говорилось: “Безнаказанность ряда случаев насилия над представителями СМИ, происшедших в этом году, либо примененные к их исполнителям мягкие меры наказания создают у некоторых впечатление, что журналистов можно терроризировать, игнорируя Закон РА “О массовой информации”, согласно которому “в своей законной профессиональной деятельности журналист как лицо, выполняющее общественный долг, находится под защитой законодательства Республики Армения.”

14 октября газета “Айастани Анрапетутюн” сопроводила информацию о происшедшем в Капане редакционным комментарием: “АА” осудила посягательство на журналиста и выразила уверенность, что виновные будут наказаны, поскольку при выполнении профессиональных обязанностей журналист должен чувствовать себя защищенным.”

В интервью газете “Аравот” от 15 декабря главный редактор “Сюняц еркир” сказал, что обратился в Генеральную прокуратуру РА с ходатайством об отводе следственной группы Сюникского областного отделения Полиции РА. По мнению Самвела Алексаняна, на следователей и на ход следствия оказывали давление губернатор и прокурор Сюника, а также органы госуправления. По распоряжению генпрокурора РА Агвана Овсепяна дело было передано в ведение прокуратуры соседней области Вайоц Дзор. В той же “Аравот” от 25 декабря председатель “Сюникских орлов” Хачик Асрян, которого Самвел Алексанян обвинил в нападении, вновь отверг обвинения в свой адрес и посоветовал “терпеливо дожидаться  окончания расследования”.

До конца 2004 следствие по этому делу не было завершено.

15 ОКТЯБРЯ Радио “Свободная Европа”/Радио “Свобода” распространило пресс-релиз в связи с изъятием из эфира телеканала “Кентрон” передачи “Азатутюн” (“Свобода”), подготовленной Армянской службой Радио “Свобода”. Согласно директору Армянской службы Радио “Свобода” Грайру Тамразяну, первый выпуск этой 30-минутной аналитической передачи был показан 10 октября и повторен 11 октября. А 13 октября директор “Кентрон” Петрос Казарян проинформировал Тамразяна, что трансляция последующих выпусков передачи “приостанавливается на неопределенное время”. При этом, говорилось в пресс-релизе, руководство телекомпании не объяснило причины подобного решения. В первом выпуске “Азатутюн” были показаны репортаж из Страсбурга о дебатах на октябрьской сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы по выполнению Арменией обязательств перед СЕ и эксклюзивные интервью министра иностранных дел РА Вардана Осканяна и посла США в РА Джона Эванса об армяно-турецких отношениях.

Тамразян выразил озабоченность приостановлением “очень успешной телепередачи” “по неизвестным по сей день причинам” и призвал армянские власти изучить этот вопрос. “Надеюсь, “Кентрон” и Радио “Свобода” продолжат совместный проект, которого с нетерпением ждут многие зрители и слушатели Армении”, – подчеркнул руководитель Армянской службы Радио “Свобода”. В свою очередь, директор “Кентрон” Петрос Казарян сказал ЕПК, что “не видит конфликта в происшедшем – телекомпания и Армянская служба Радио “Свобода” остаются партнерами”, однако возникли некоторые финансовые вопросы, требующие разрешения.

19 октября президент Радио “Свободная Европа”/Радио “Свобода” Томас Дайн обратился с письмом к президенту Армении Роберту Кочаряну, в котором настоятельно попросил главу государства “пересмотреть это недостойное, принятое в советском стиле решение и содействовать возвращению “Азатутюн” в эфир”. Томас Дайн заявил о своей решимости “сделать все возможное, чтобы это произошло, в том числе поднять вопрос перед администрацией Буша, Конгрессом США, Советом Европы и неправительственными организациями во всем мире”. В распространившем письмо пресс-релизе Радио “Свобода” говорилось также, что, несмотря на отсутствие объяснений со стороны руководства “Кентрон”, есть все основания предполагать, что телекомпанию “вынудили прекратить вещание программы, исходя либо из интересов властей, либо местных медиа-конкурентов”.

Снятие с эфира “Кентрон” передачи “Азатутюн” вызвало широкий резонанс в прессе. 22 октября газета “Айоц ашхар” под заголовком “Ультиматумы неприемлемы” опубликовала ответ пресс-секретаря президента РА Ашота Кочаряна Томасу Дайну. В письме к руководителю Радио “Свобода” выражалось удивление самим фактом обращения к главе государства, поскольку “Кентрон” – частная телекомпания и решение о прекращении трансляции “Азатутюн” “было принято ее владельцем и руководством без какого-либо официального давления”. Отметив, что Закон РА “О массовой информации” исключает возможность любого вмешательства государства в профессиональную деятельность медиа, Ашот Кочарян напомнил, что “власти Армении всегда способствовали преодолению всех существующих проблем, связанных с вещанием программ радио “Свобода” в эфире Общественного радио Армении”. “Для нас неприемлемо письмо, написанное в форме ультиматума. Вы, к несчастью, все еще мыслите категориями “холодной войны” времен противостояния Запад-Восток”, – заканчивалось послание пресс-секретаря президента.

Днем раньше, в интервью газете “Аравот” от 21 октября, директор “Кентрон” Петрос Казарян заявил, что решение о снятии с эфира “Азатутюн” принято им и владельцем телекомпании: “Для меня эта проблема, прежде всего, коммерческая. У меня есть договоренности, и я не могу подробно представить все детали, поскольку если нарушу коммерческую договоренность с кем-либо (в данном случае речь идет о представителе Радио “Свобода”), утрачу доверие остальных.”

21 же октября газета “Айоц ашхар” напечатала статью “Почему поднял шум шеф “Свободы”?”, в которой речь шла об еще одной передаче Армянской службы Радио “Свобода” – “Ничего, кроме правды”, показанной 28 сентября 2004 в эфире другой ереванской телекомпании – “Шант”. В статье руководитель “Шант” Артур Езекян говорил, в частности, что между ним и директором Армянской службы Радио “Свобода” Грайром Тамразяном шли переговоры о различных совместных проектах, в том числе о создании еженедельной информационной программы. Однако, по словам Артура Езекяна, телекомпания не смогла принять это предложение по ряду причин (в том числе технических и финансовых). Что касается единственного выпуска передачи “Ничего, кроме правды”, то ее подготовка, сказал руководитель “Шант”, была возложена “в принципе, на телекомпанию и только ведущий и продюсер были из “Свободы”. Кстати, в заметке “Аравот” от 22 октября утверждалось, что за производство “Ничего, кроме правды” телеканалу “Шант” было заплачено $ 5,000. “Эта сумма почти в два раза больше, чем платят телекомпаниям за подобные передачи”, – писал “Аравот”. 23 октября та же “Аравот” сообщила о предложении руководителя телекомпании “А1+” Месропа Мовсесяна использовать технику и другие ресурсы “обреченной на вынужденный простой” “А1+” для разрешения проблем, возникающих у других телеканалов в связи с подготовкой программ Радио “Свобода”. “Если проблема лишь в подготовке передач, то “А1+” с удовольствием будет делать телепередачи “Свободы”, причем бесплатно”, – сказал Месроп Мовсесян.

В прессе выдвигалась также версия, что к неудачам телепрограмм Радио “Свобода” может быть причастен председатель Совета Общественной телерадиокомпании Алексан Арутюнян, который чинит препятствия трансляции передач на других каналах из желания делать этот проект на Общественном телевидении Армении. В интервью газете “Голос Армении” от 23 октября Алексан Арутюнян опроверг это предположение, сказав, что не имеет никакого отношения к вещанию или невещанию “Свободы” на других телеканалах. При этом он подтвердил, что ОТА и Радио “Свобода” обсуждали возможность предоставления эфира Общественного телевидения. “И для меня тем более подобные разговоры были неожиданными и оскорбительными. В особенности то, что связали это с моим якобы требованием денег для предоставления эфира. Отмечу, что такого  просто не могло быть. Р/с “Свобода” не располагает бюджетом для телевизионных передач, чтобы я или кто-то еще ожидали от этого денег. И даже наоборот – радиостанция сама ожидала от нас помощи. Ожидала, что мы поможем им выйти в эфир”, – сказал председатель Совета Общественной телерадиокомпании. На вопрос газеты, существует ли вероятность появления на ОТА телепрограмм Радио “Свобода”, Алексан Арутюнян ответил, что любая передача “рождается, когда для этого есть все необходимые условия, начиная от человеческих ресурсов, кончая техническими средствами”.

С 16 ОКТЯБРЯ телекомпания “АР” приостановила трансляцию своих передач. Как сообщил ЕПК директор “АР” Эдгар Манукян, пауза была обусловлена необходимостью технического переоснащения канала. При этом Эдгар Манукян не подтвердил упорные слухи о том, что приостановление деятельности “АР” связано с ее предстоящей продажей известному бизнесмену, президенту компании “Мика” Михаилу Багдасарову. Отметим, что в конце 2002 владельцем телекомпании стал другой не менее известный в стране предприниматель Грант Варданян, президент компании “Гранд холдинг” и собственник еще одной телекомпании – “Айреник TV”. 21 ноября вещание “АР” возобновилось.

26 ОКТЯБРЯ международная организация “Репортеры без границ” (RSF) обнародовала свой очередной (третий) рейтинг свободы прессы в мире. Исследование проводилось в 167 странах и базировалось на событиях, происшедших в области свободы прессы в период с 1 сентября 2003 по 1 сентября 2004. Индекс RSF выводился методом опроса 14 партнерских организаций и 130 корреспондентов “Репортеров без границ”, а также журналистов, исследователей, юристов и правозащитников. Респонденты оценивали уровень свободы прессы в каждой стране по разработанному RSF опроснику, включающему 52 критерия: от различных форм давления на журналистов и СМИ до законодательных ограничений, отношения властей к государственным медиа и зарубежной прессе. Во внимание принимались также случаи препятствования свободному обращению информации в интернете. По мнению RSF, наибольшей угрозе свобода прессы подвергается в странах Восточной Азии и Среднего Востока, где “не гарантированы ни свобода информации, ни безопасность журналистов”. Так, продолжающаяся война в Ираке сделала его “самым гибельным на земле местом для журналистов”: с начала боевых действий в марте 2003 убито 44 журналиста. Как и в прошлом исследовании, рейтинговый список замыкали Северная Корея (167 место) и Куба (166), по-прежнему названная RSF “самой большой в мире тюрьмой для журналистов” после Китая (162). “Самой мирной гаванью для журналистов” были признаны Дания, Финляндия, Исландия, Ирландия, Нидерланды, Норвегия, Словакия и Швейцария, делящие в рейтинге RSF первое место. Вообще же в числе 40 самых свободных стран оказались все члены Европейского Союза. Существенный прогресс, достигнутый Турцией (113) в области законодательства в связи с возможным вступлением в ЕС, пока не привел к значительному улучшению ситуации со свободой прессы на практике, посчитали “Репортеры без границ”. Из стран бывшего Советского Союза наиболее благоприятная ситуация со свободой прессы в Латвии (10), Эстонии (11) и Литве (16). За странами Балтии с большим отрывом следовали Молдова (78), Армения (83), Грузия (94), Таджикистан (95), Кыргызстан (107), Казахстан (131), Азербайджан (136), Украина (139), Россия (140), Узбекистан (142), Беларусь (144) и Туркменистан (164). Падение на 23 пункта рейтинга Азербайджана (занявшего 113 место в предыдущем исследовании) RSF объяснили “снижением уровня свободы прессы после президентских выборов в октябре 2003”: “Около 100 журналистов были избиты и задержаны во время массовых манифестаций протеста, последовавших после выборов. Один из них, являющийся также лидером одной из оппозиционных партий, был приговорен к пяти годам тюремного заключения.” В том, что Грузия опустилась с 73 (в прошлом исследовании) на 94 место, по мнению “Репортеров без границ”, виноваты “волнения в автономных республиках Аджария и Абхазия, которые привели к нарушениям свободы прессы”. Что касается Армении, то в этом исследовании она опередила своих соседей по южнокавказскому региону. Однако какие факторы позволили улучшить ситуацию со свободой прессы в нашей стране, поднявшейся по сравнению с прошлым рейтингом RSF на семь позиций (с 90 на 83 место), осталось непонятным. В представленном на интернет-сайте “Репортеров без границ” исследовании ни слова об этом не говорилось.

27 ОКТЯБРЯ в селе Цахкаовит (область Арагацотн) начальник Арагацского отделения пожарной охраны Гагик Барсегян и его заместитель Нраз Алоян явились в редакцию областной газеты “Арагац ашхар” для “выяснения отношений” с главным редактором Вардеваном Григоряном. В результате возникшей потасовки Вардевану Григоряну были нанесены телесные повреждения, причинен ущерб редакционному имуществу. Как сообщил ЕПК главный редактор газеты, причиной происшедшего стала опубликованная статья “Бедные пожарники, ничего у них нет” (“Арагац ашхар”, 1-15 октября 2004), в которой критиковались действия пожарной охраны во время пожара в доме одного из жителей села. Вардеван Григорян также подчеркнул, что это не первое нападение на редакцию со стороны Гагика Барсегяна: подобное уже происходило в июле 1999 после аналогичной критической публикации в адрес местной пожарной охраны. “Тогда, – сказал главный редактор, – мы проявили великодушие и не стали доводить дело до полиции, хотя знаем, что начальник пожарной охраны подвергся служебному взысканию.”

29 октября Ереванский пресс-клуб, Союз журналистов Армении и Комитет по защите свободы слова распространили заявление, в котором осудили нападение на главного редактора “Арагац ашхар”. “Это уже второй за октябрь подобный случай с представителями областных СМИ, и это подтверждает сказанное нами в предыдущих заявлениях: атмосфера безнаказанности порождает новые преступления, которые теперь захлестывают области Армении”, – подчеркивалось, в частности, в заявлении трех журналистских организаций.

Заявление Вардевана Григоряна об инциденте было подано в Арагацское отделение Полиции РА, откуда передано в прокуратуру области Арагацотн, которая 17 ноября отказала в возбуждении уголовного дела. В то же время областная прокуратура направила представление о проступке Гагика Барсегяна руководству Управления по чрезвычайным ситуациям области Арагацотн. В номере от 1-10 декабря 2004 “Арагац ашхар” выразила несогласие с решением прокуратуры. 26 ноября главный редактор газеты обратился в Генпрокуратуру РА с просьбой отменить это решение. 30 ноября был получен ответ из Управления по осуществлению надзора Генпрокуратуры РА, в котором, в частности сообщалось, что из областной прокуратуры были затребованы подготовленные материалы на Гагика Барсегяна. Из последних выяснилось, “что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено законно”. Не согласившись с заключением надзирающего прокурора, “Арагац ашхар” (от 10-25 декабря 2004) сообщила, что 8 декабря Вардеван Григорян вновь обратился к генпрокурору РА, представив на сей раз основания для опротестования этого заключения. Согласно “Арагац ашхар”, начальник областного Управления по чрезвычайным ситуациям объявил выговор Гагику Барсегяну. Такое же дисциплинарное взыскание было наложено на начальника отделения и начальника группы охраны пожарной службы города Апаран. Защитник прав человека РА Лариса Алавердян сочла подобное дисциплинарное взыскание неадекватным, о чем проинформировала Управление по чрезвычайным ситуациям области Арагоцотн.

По состоянию на конец 2004 ответ из Генпрокуратуры РА на ходатайство главного редактора “Арагац ашхар” о возбуждении уголовного дела получен не был.

28 ОКТЯБРЯ председатель общественной организации “Журналисты-расследователи” Эдик Багдасарян обратился с заявлением к начальнику следственного отделения полиции общины Центр Еревана Артавазду Казаряну. Заявитель выразил протест в связи с привлечением его в качестве свидетеля по делу об избиении 22 апреля 2004 одного из лидеров общественного объединения “Форум интеллигенции” Ашота Манучаряна. Постановление об этом было вынесено 15 сентября старшим следователем вышеупомянутого отделения полиции Арсеном Айвазяном. Напомнив, что он – журналист, выполняющий профессиональный долг, Эдик Багдасарян отметил в заявлении, что после каждой его публикации, относящейся к этому делу, следователь Айвазян вызывает его на допрос и требует раскрыть источники информации. Далее руководитель “Журналистов-расследователей” поставил в известность начальника следственного отделения об отказе давать показания и разглашать источники информации. “Об этом же я сообщил и следователю, сказав, что не укажу ни единого источника, исходя, прежде всего, из интересов безопасности этих людей”, – подчеркивалось в заявлении. Свой отказ выступать свидетелем Эдик Багдасарян обосновал статьей 5 Закона РА “О массовой информации”, защищающей, в частности, право журналиста сохранять конфиденциальность источника информации. Как сообщил ЕПК Эдик Багдасарян, он готов понести ответственность за отказ от дачи показаний, поскольку безопасность источников информации для него более важна. Отметим, что статья 339 УК РА (“Отказ от дачи показаний”) предусматривает штраф в размере 50-100 минимальных зарплат, либо исправительные работы сроком до одного года, либо лишение свободы на срок до двух месяцев.

Комментируя этот случай, Еженедельный бюллетень Ереванского пресс-клуба (от 29 октября – 4 ноября 2004), обращал внимание на то, что требование следственных органов к журналисту раскрыть источники информации выявляет серьезное правовое противоречие. С одной стороны, статья 5 Закона РА “О массовой информации” предусматривает возможность для журналистов сохранять конфиденциальность источника информации (часть 1 ст. 5). Обязательство же раскрыть его может быть возложено только “решением суда по уголовному делу, с целью раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления, если необходимость уголовно-правовой защиты интересов общества более весома, чем общественная заинтересованность в нераскрытии источника информации и исчерпаны альтернативные средства защиты общественных интересов. В этом случае, по ходатайству журналиста, осуществляется закрытое судебное разбирательство” (часть 2 ст. 5). С другой стороны, статья 86 Уголовно-процессуального кодекса РА (“Свидетель”) не включает журналистов в категорию лиц, которые не могут быть привлечены к делу и опрошены как свидетели. “Следовательно, журналист может лишиться свободы за отказ быть свидетелем, в данном случае – раскрыть источник информации, конфиденциальность которого гарантирована ему профильным законом. Эта правовая нестыковка возникла в связи с тем, что Уголовно-процессуальный кодекс был принят парламентом в июле 1998, а Закон “О массовой информации” пять лет спустя – в декабре 2003. Для ее устранения необходимо внести соответствующее изменение в УПК РА, которое обеспечило бы представителю “четвертой власти” возможность сохранять конфиденциальность источника информации”, – подчеркивалось в Еженедельном бюллетене ЕПК.

НОЯБРЬ 2004

9 НОЯБРЯ в Генпрокуратуре РА состоялась пресс-конференция, посвященная выделенной в отдельное производство части дела о теракте в армянском парламенте 27 октября 1999. Однако не все ведущие армянские СМИ смогли получить из первоисточника информацию о причинах прекращения следствия по этой выделенной части. Так, на пресс-конференцию не были допущены корреспонденты еженедельной газеты “168 жам” и интернет-издания телекомпании “А1+” (www.a1plus.am). Как сообщили ЕПК в редакциях этих изданий, свой отказ Генпрокуратура мотивировала “отсутствием мест”. Учитывая неослабевающий на протяжении пяти лет интерес армянских медиа ко всему, что касается событий 27 октября, правоохранительные органы должны были бы изыскать возможность создания дополнительных мест.

Представители “А1+” отметили, что для них это не первый случай, когда некоторые госорганы ограничивают доступ к получению информации. В частности, в последнее время особые трудности возникают с присутствием корреспондентов “А1+” на мероприятиях, организуемых администрацией президента РА. К примеру, “А1+” было отказано в аккредитации для освещения визита генерального секретаря НАТО Яапа де Хоопа Схеффера в Ереван 5 ноября. Представители “А1+” смогли попасть только на встречу генсека Северо-атлантического альянса со студентами Ереванского Госуниверситета, аккредитацию на которую проводило Министерство иностранных дел РА.

22 НОЯБРЯ около 20.40 загорелся и в скором времени почти полностью сгорел автомобиль марки “ВАЗ-2121 Нива”, принадлежащий газете “Айкакан жаманак” и стоявший неподалеку от входа в редакцию. По словам сотрудников “Айкакан жаманак”, сначала они услышали глухой хлопок, еще несколько взрывов раздались в процессе горения машины. Вызванные на место происшествия пожарная охрана и полиция, как сказали сотрудники редакции, прибыли через 15-20 минут после начала пожара. Главный редактор “Айкакан жаманак” Никол Пашинян расценил инцидент как террористический акт, направленный лично против него, поскольку служебную машину водил он и, как правило, примерно в это же время возвращался на ней домой. По мнению Никола Пашиняна, организатором происшедшего мог быть известный предприниматель, глава концерна “Мульти групп”, депутат Национального Собрания РА Гагик Царукян. Главный редактор предположил, что причиной могли послужить статьи в “Айкакан жаманак”, критикующие неудачное выступление армянских спортсменов на Летних Олимпийских играх в Афинах (кстати, в день инцидента Гагик Царукян был избран председателем Национального Олимпийского комитета Армении). После публикации упомянутых статей, по словам Никола Пашиняна, Гагик Царукян в кругу своих приближенных пообещал проучить редактора “Айкакан жаманак” – как только газета в очередной раз выступит с критикой высокопоставленных лиц или известных деятелей. В “Айкакан жаманак” от 23 ноября Никол Пашинян отметил, что подобным удобным поводом, возможно, стала критика в одном из последних номеров газеты начальника Полиции РА Айка Арутюняна, связанная с действиями правоохранительных сил во время разгона митинга оппозиции в ночь с 12 на 13 апреля 2004. (В ту ночь пострадали четверо журналистов, в том числе два корреспондента “Айкакан жаманак”.) Кроме того, по словам главного редактора, газета вместе с председателем организации “Журналисты-расследователи” Эдиком Багдасаряном готовила ряд разоблачительных статей об экономической деятельности Гагика Царукяна, одна из которых была опубликована 17 ноября. Именно эта статья могла переполнить “чашу терпения Царукяна”, поскольку он знал, что Эдик Багдасарян “продолжает расследование этой темы и в “Айкакан жаманак” будут новые публикации”. (К слову, вторая статья Эдика Багдасаряна “Перед Царукяном открыты все двери” была напечатана в “Айкакан жаманак” 24 ноября, и в ней продолжился разговор о незаконном строительстве бизнесменом домов и вспомогательных строений в курортной зоне Цахкадзора.)

Сам Гагик Царукян в интервью лос-анджелесской армяноязычной газете “Жаманак”, выдержки из которого были опубликованы в номере “Айкакан жаманак” от 23 ноября, назвал предположение о своей причастности к инциденту “несерьезным”. Гагик Царукян отметил, что никогда не имел проблем с “Айкакан жаманак”, за исключением небольших разногласий пять лет назад, которые остались в прошлом. “Будь у меня возражения по поводу какой-либо публикации в их газете, я бы направил к ним своего адвоката”, – подчеркнул Царукян. Главный редактор “Айкакан жаманак”, со своей стороны, призвал правоохранительные органы опровергнуть либо подтвердить в ходе расследования версию о причастности Гагика Царукяна “к организации террористического акта”.

В заметке о происшедшем газета “Айастани Анрапетутюн” от 23 ноября, ссылаясь на Управление информации Полиции РА, привела предварительное заключение экспертизы, согласно которому возгорание машины произошло в результате неисправности проводов аккумулятора. Вместе с тем, “АА” осудила “любое деяние – независимо от личности его исполнителя – которое направлено на дестабилизацию обстановки в стране и отражается на психологическом состоянии общества, особенно если случившееся тем или иным образом связано со средством массовой информации”. Газета “Айоц Ашхар” охарактеризовала происшедшее как “циничное нападение на СМИ”.

С осуждениями инцидента выступили также ряд неправительственных организаций и Защитник прав человека РА.

23 ноября Ереванский пресс-клуб и Комитет по защите свободы слова распространили заявление, в котором ставилось под сомнение предварительное заключение о причинах возгорания: “Журналистское сообщество и общественность страны в целом имеют основания с недоверием отнестись к этому сообщению полиции не только из-за того, что “самовозгорание” автомашин – явление крайне редкое, но и потому, что подавляющее большинство случаев насилия над журналистами остается нераскрытым. В частности, в Еженедельном бюллетене Ереванского пресс-клуба был опубликован материал, в котором оператор российского Первого канала Левон Григорян рассказал об обстоятельствах и причинах его избиения в ночь с 12 на 13 апреля с. г. Но по сей день правоохранительные органы ничего не сделали, чтобы найти и наказать виновных. Другой пример: не только не выявлены те, кто в ту же ночь избивал корреспондента газеты “Айкакан жаманак” Айка Геворкяна, но более того, начальник Полиции РА, по сути, оправдал этот акт насилия, заявив: “Пусть бы вел себя прилично.” “Вывод один: атмосфера безнаказанности, усугубившаяся за последние месяцы, порождает все новые и новые правонарушения. И пока власти страны на деле не докажут, что они в состоянии предотвратить насилие в отношении граждан и, в частности журналистов – как лиц, исполняющих общественный долг, мы не можем быть уверены, что эти и другие случаи будут раскрыты. Ереванский пресс-клуб и Комитет по защите свободы слова требуют серьезного и объективного расследования и призывают предпринять решительные шаги, дабы обуздать волну террора, превращающегося уже во всеобщее зло”, – заключалось в заявлении ЕПК и Комитета, к которому присоединилась также общественная организация “Интерньюс” Армения.

29 ноября Государственная противопожарная служба Управления по чрезвычайным ситуациям РА предоставила “Айкакан жаманак” окончательное заключение экспертизы о причинах возгорания редакционной машины. 30 ноября “Айкакан жаманак” опубликовала выдержки из него. Согласно документу, рассмотрев две причины возгорания машины – электротехническую и вследствие постороннего вмешательства, эксперты пришли к выводу, что “вероятной причиной возникновения пожара стало тепловое воздействие открытого источника огня при наличии легковоспламеняющихся веществ”. Что касается выдвинутого ранее предположения о возгорании в результате неисправности проводов аккумулятора, то, по мнению экспертов, это маловероятно. Таким образом, версия о самовозгорании машины была по сути опровергнута. Вместе с тем “Айкакан жаманак” посчитала, что в заключении были существенные огрехи, в частности, формулировки расплывчаты, не объяснен механизм возникновения пожара. В связи с этим представитель редакции отказался поставить свою подпись под документом. Заключение противопожарной службы было направлено в соответствующий следственный орган, который должен был решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

3 декабря Отдел по связям с общественностью и информации Генеральной прокуратуры РА сообщил, что накануне, 2 декабря, уголовное дело было возбуждено – по пунктам 1 и 2 части 2 статьи 185 УК РА (“Преднамеренное уничтожение или порча имущества”). Эти пункты предусматривали наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет за деяние, совершенное посредством поджога, взрыва или другим общественно опасным способом и нанесшее ущерб в крупных размерах. Расследование было поручено следственному отделу Полиции Еревана.

9 февраля 2005 газета “Айкакан жаманак” сообщила, что 8 февраля сотрудник следственного управления Еревана Полиции РА Ашот Костанян вынес постановление о прекращении следствия по этому делу. Информация о закрытии дела была помещена на первой странице “Айкакан жаманак” и сопровождалась фотографией Гагика Царукяна. Газета обратила внимание на то обстоятельство, что следственный орган даже не допросил Гагика Царукяна.

ДЕКАБРЬ 2004

6 ДЕКАБРЯ телекомпания “А1+”, журналы “Гарун” и “Ахбюр” оказались под угрозой выселения из одного из столичных зданий, в котором редакции этих СМИ располагаются много лет. Как сообщил ЕПК директор “А1+” Месроп Мовсесян, Национальная Академия наук РА уже несколько раз на протяжении года требовала освободить занимаемые помещения под предлогом размещения институтов и организаций Академии. По мнению руководителя “А1+”, это требование было незаконным, а сам предлог – надуманным. Подтверждением тому, отмечал Месроп Мовсесян, могло служить выселение в 2003 Объединения “Национальное самоопределение”: освободившаяся площадь так и не была передана нуждающимся организациям НАН. Сама редакция “А1+” является арендатором с 1992 и, по словам Месропа Мовсесяна, Академия наук более десяти лет оставалась безучастной к судьбе здания. Все это время “А1+”, как и другие арендаторы, платила зарплату обслуживающему персоналу, заботилась о сохранности здания. Более того, само здание, по утверждению Месропа Мовсесяна, принадлежит правительству РА и было передано на баланс НАН для использования. Начавшийся в середине 2004 судебный процесс по иску НАН против Армянского фонда культуры с требованием освободить занимаемую им в том же здании площадь завершился в пользу Академии.

6 декабря “А1+”, “Гарун”, “Ахбюр” и Армянский фонд культуры обратились в правительство с просьбой разрешить им приватизировать занимаемые площади. Ответ на обращение был получен от Управления государственным имуществом при правительстве РА, в котором говорилось, что указанные объекты приватизации не подлежат, поскольку находятся в ведении НАН.

По состоянию на конец 2004 ситуация не прояснилась.

24 ДЕКАБРЯ газета “Айкакан жаманак” опубликовала сообщение о том, что накануне, 23 декабря, главный редактор издания Никол Пашинян обратился с письмом к генеральному прокурору РА Агвану Овсепяну. В письме ходатайствовалось о возбуждении уголовного дела по факту незаконного отключения электроэнергии в квартире корреспондента “Айкакан жаманак” Аветиса Бабаджаняна, проживающего в городе Армавир. По мнению редакции, причиной обесточивания квартиры журналиста стала его статья “Холодные и темные дни в Армавире” (“Айкакан жаманак” от 18 декабря 2004). В публикации критиковалась деятельность Армавирского филиала “Мусалер” ЗАО “Электрические сети Армении”. В частности, говорилось о “веерных” отключениях электроэнергии в десятках сел области, начавшихся после назначения нового директора “Мусалер”. В номере от 23 декабря газета отметила, что квартира Аветиса Бабаджаняна была обесточена именно по указанию руководителя “Мусалер”. Как сообщил ЕПК Аветис Бабаджанян, подача электроэнергии в его квартире была возобновлена 24 декабря. Журналист также отметил, что на основании письма главного редактора “Айкакан жаманак” Генпрокуратура возбудила уголовное дело, которое, как ему стало известно из неофициальных источников, было прекращено за отсутствием состава преступления.