Еженедельный Бюллетень ЕПК

2004


ЗАСОРЕНИЕ МОЗГОВ "ВО ИМЯ" НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ?

Заявление по поводу высказываний ряда армянских политиков и некоторых публикаций в прессе относительно убийства в Будапеште армянского офицера Гургена Маркаряна (см. Еженедельный бюллетень ЕПК от 5-11 марта 2004), подписанное тремя моими коллегами и мной, вызвало довольно широкую реакцию в армянской прессе. Кстати, спешу исправить ошибку, допущенную в бюллетене ЕПК по технической причине: авторами заявления были персонально руководители четырех неправительственных объединений, в том числе Ереванского пресс-клуба, а не организации в целом. В нем выражена наша гражданская позиция, и сегодня, после появления серии ответных статей и интервью, видимо, есть необходимость вновь обратиться к теме и посмотреть на нее шире. На сей раз не коллективно, а индивидуально, разобрав попунктно те претензии, которые высказывали в наш адрес оппоненты.

Так, нас решили упрекнуть, что мы ранее не выразили сочувствия родным и близким Гургена Маркаряна. Надо ли полагать, что этот упрек относится ко всем, кто публично или лично не обратился к семье трагически погибшего молодого человека, то есть, к подавляющему большинству наших соотечественников? Неужели авторы упрека допускают, что есть хоть один армянин и вообще нормальный человек, кто не содрогнулся, узнав о будапештском инциденте, и не разделил в душе горе родителей? Насколько нравственно высказывать подобные претензии просто так, из желания побольнее лягнуть очередных избранных жертв киллерской журналистики?

Еще нас пробуют усовестить: мол, вместо того, чтоб читать мораль своим политикам и СМИ, лучше бы разоблачали разнузданную антиармянскую пропаганду азербайджанцев. Видимо, предлагают в качестве примера себя, закатывающих мяч за мячом на своем поле в пустые ворота отсутствующего соперника и радующихся, что отвечают заочным голом на заочный гол таких же лихих бомбардиров там, в Баку. Извините, но нам такой футбол не нужен. Мы предпочитаем высказывать свои мысли и оценки, глядя в лицо оппоненту, и создаем себе и всем желающим условия для диалога. К азербайджанцам мы обращаемся в прямом эфире из студии бакинской телекомпании и выходя затем на многолюдные улицы их города. Или в бакинских же конференц-залах в присутствии настороженной и априори настроенной против аудитории. Вот такие мы "толстовцы", бьющие по своим и подставляющие щеки другим! А в Ереване, у себя дома, мы реагируем, в первую очередь, на то, что вызывает тревогу в наших внутренних делах, и при этом вовсе не считаем полезным утешать себя еще худшим положением дел в других странах.

Нам не могут простить, что своим заявлением мы поставили знак равенства между антиармянской истерией в Азербайджане и несколькими "безобидными" высказываниями наших политиков и СМИ, всего лишь называющих вещи своими именами. Тем самым, мы, оказывается, создаем у международной общественности искаженное представление об Армении и ослабляем ее позиции в карабахском вопросе. Во-первых, опираясь на многочисленные сравнительные изучения прессы и общественного мнения в двух странах, проведенные за последние годы Ереванским пресс-клубом, могу с ответственностью утверждать: да, до недавнего времени армянские СМИ выгодно отличались от соседей сдержанностью, более конструктивным подходом к проблемам. Но в последние месяцы качественная пропасть между нами стала быстро сужаться, и реакция прессы и политиков на будапештскую трагедию лишь высветила проблему. Даже если опустить неприемлемые характеристики в адрес соседнего народа, так или иначе связанные с убийством Гургена Маркаряна (спишем их на сильный эмоциональный фон), приходится констатировать частоту публикаций об Азербайджане и Турции, которые иначе чем абсурдными и постыдными не назовешь. Именно они, а не заявление руководителей четырех неправительственных организаций, выводят сегодня знак равенства между "там" и "здесь".

Вирус ксенофобии, уснувший было у нас вместе с советской журналистикой, вновь открыл глаза. Голову какого-то сусловоподобного идеолога, как видно, посетила несвежая мысль: посредством демонизации окружающего мира можно воспитать "правильный" патриотизм и "правильную" гражданственность.

Что касается искажения имиджа Армении в глазах международной общественности, то оно, конечно же, может иметь место. Но опять же, не авторов заявления это грех, а как раз тех, кто решил отличиться крепким словом в адрес "супостата". Мы живем среди своих соотечественников, чувствуем их настроения и готовы еще раз повторить сказанное: идеи с расистским душком им чужды. И никто не давал права людям, называющим себя народными избранниками, дискредитировать всех нас. Впрочем, реакция зарубежной общественности, вопреки догадкам, высказанным в ряде газет, волнует меня как одного из подписантов заявления куда меньше, чем перспективы распространения вышеупомянутого вируса в широкой общественной среде. Мы частенько сетуем, что слово политиков и журналистов все с большими трудностями находит путь к умам наших сограждан. Но это тот случай, когда иммунитет к публично высказываемым идеям действует во благо.

В той же степени, в какой агрессивность азербайджанских СМИ целесообразно обсуждать не с собственной сочувствующей аудиторией, а с азербайджанскими же коллегами, формирования благоприятного для себя международного контекста в карабахском вопросе также следует добиваться прежде всего на форумах, где представлены различные точки зрения и позиции. Однако знакомые нам по выступлениям на своем поле ярые поборники национальных интересов весьма часто оказываются "голыми" на подобных форумах. Не умея выстроить аргументацию, компетентно отреагировать на выпады противоположной стороны, они охотно и с благодарностью уступают первые роли тем согражданам, кого привыкли осуждать за недостаток патриотизма в "домашних условиях".

Кстати, еще одна интересная деталь. Наиболее одиозные ксенофобские материалы наших газет присутствуют, как правило, только в печатных, но не в интернетовских версиях. Выходит, самим иногда бывает неловко. И пишется все это заведомо не для полемики с "противником" или привлечения внимания международной общественности к его порокам, а в первую очередь, для засорения мозгов своих сограждан. Такая вот своеобразная информационная поддержка национальных интересов!

Критики "заявления четырех" не преминули употребить и главное свое оружие, которое всегда наготове, если очень нужно клюнуть неправительственные организации: "Грантоеды! Отрабатывают западные деньги! Заявление – это заказ недоброжелателей Армении!" Можно было бы, конечно, припомнить нашим обличителям, что и правительство наше, и парламент, и политические партии сами мечтают о зарубежном финансировании. Что и госчиновники, и депутаты уже давно увлечены созданием при себе общественных организаций с надеждой на получение и оприходование втихаря все тех же грантов. При этом бельмом в глазу почему-то оказываются те организации, которые, независимо от того, какая часть их деятельности финансируется и финансируется ли вообще, по-настоящему активны в общественной жизни, всегда на виду, ощущают ответственность за взваленную на себя миссию, остро реагируют – как в случае с "заявлением четырех" – когда чувствуют неладное. Можно было бы также напомнить, что на грантах, какие авторам заявления и не снились, с удовольствием и довольно долго "сидела" и одна из наших обличительниц. Что большая часть содержания обрушившихся на нас газет – это прямой политический, финансово обеспеченный заказ. Гораздо более уязвимый с моральной точки зрения, чем самый сомнительный грант, поскольку не декларируется, чей он, каковы сумма и цель.

Не привожу имен и названий потому, что – в отличие от оппонентов – не считаю себя вправе обличать. А отбиваться от голословных обвинений в выполнении заданий из-за рубежа во все времена было бессмысленным занятием: и в 30-е годы прошлого столетия, и в первой декаде третьего тысячелетия. Спасибо, сейчас хоть не сажают по газетному доносу и не провоцируют, как в Баку, хулиганье на осаду офисов (по газетной же наводке). Во всяком случае, пока…

Возможно, самое печальное во всем этом – искреннее неверие, что кто-то из принципиальных, бескорыстных побуждений способен сделать что-то вопреки конъюнктуре. Положено хулить азербайджанцев, не выбирая слов – а эти вдруг пошли наперекор! С чего бы это? Выполняют чью-то злую волю! Рука, а то и щупальца Запада! Подкуплены! Любые причины хороши, даже если обличитель сам в них не очень верит. Но еще сильнее он не верит в самое простое объяснение: эти люди так думают, ими по-настоящему движет озабоченность. За прошедшие после карабахской войны годы в нашем обществе почти полностью девальвирован поступок, даже такое примитивное нонконформистское действо, как публичное заявление, не укладывающееся в общее русло, вызывает подозрение. Может потому у нас столь многое и не получается, что для реального сдвига с места нужно чье-то нестандартное усилие?

Некоторые газеты бросились защищать упомянутых в заявлении председателя парламентской комиссии по внешним сношениям Армена Рустамяна и главу фракции Республиканской партии Галуста Саакяна. Готов допустить, что они далеко не главные "ястребы" среди представителей нашей политической элиты, и авторы заявления не ставили задачу их дискредитации. Но именно произнесенные ими слова с учетом занимаемых ими постов заслуживали особо принципиальной оценки. Деятелям подобного ранга необходимо соизмерять политические дивиденды, получаемые, по их представлениям, от антиазербайджанской риторики, с последствиями их высказываний для общества и страны.

При всем негативе, вылившемся со страниц газет, я склонен расценивать обмен мнениями (даже в форме ярлыков) по проблеме как принципиально важный для политико-нравственной атмосферы последних месяцев. В том числе в оценках наших оппонентов прозвучали ценные мысли. Даже тот факт, что предметом дискуссии стали термины "расизм" и "шовинизм", использованные в заявлении, говорит об актуальности темы. Понятия, усвоенные по учебникам истмата и истории КПСС (если "расизм" – значит, "ку-клукс-клан", если "шовинизм" – значит, "великорусский"), на самом деле нуждаются в современном, созвучном международной политической терминологии осмыслении. Параллельно, похожая дискуссия проходила и в азербайджанской прессе. Призывы в Баку выразить на официальном уровне соболезнование родным Гургена Маркаряна, противодействовать героизации его убийцы, Рамиля Сафарова, говорят о том, что и в этой чрезвычайно неблагоприятной для отношений двух стран ситуации возможны диалог и попытки найти взаимопонимание.

Борис НАВАСАРДЯН
Президент Ереванского пресс-клуба