Еженедельный Бюллетень ЕПК

2008


РАКУРС

ПАМЯТЬ ГРАНТА ДИНКА ЗАСЛУЖИВАЕТ БОЛЬШЕГО, ЧЕМ СКОРБЬ

Прошел год после убийства Гранта Динка. На манифестации в Стамбуле у редакции его газеты “Акос” собралось примерно столько же участников (по разным оценкам до 100,000), что и на похороны журналиста в январе 2007. Те же лозунги “Все мы – Грант Динк, все мы – армяне”, то же чувство единения людей, исполненных признательности к Гранту и горечи от общей потери, такие же эмоциональные речи о демократии, терпимости.

И похороны, и манифестацию год спустя освещало множество средств массовой информации – турецких и зарубежных, в том числе армянских. Это означает, что весь мир получил еще одну возможность глубоко задуматься о ценностях, которые исповедовал Грант, и вызове, брошенном выстрелами юного фанатика. Ненависть и насилие не могут быть средством решения проблем. Свобода стоит того, чтобы за нее сражаться. Трусость и настоящая журналистика – трудно совмещаемые вещи. Люди, общество, власть должны бережно относиться к тем немногим, кто бескомпромиссно отстаивает достоинство и справедливость, даже если эта бескомпромиссность порой доставляет “неудобства” окружающим.

Но стали ли за последний год эти ценности более почитаемы в странах, особо дорогих Гранту Динку: в Турции, где он жил и истинным гражданином которой являлся, и в Армении, занимавшей все большее место в его жизни после того, как он получил, наконец, право выезжать за границу? Сближение двух народов становилось одной из главных тем в творчестве журналиста, что сыграло роковую роль в его судьбе. К сожалению, потеря, которую понесла честная и здравомыслящая часть человечества, еще далеко не стала для нас уроком. И проблема, разумеется, не в мелких провокациях, устроенных в Стамбуле нацистами в день годовщины гибели Гранта Динка.

В Турции судят сына Динка за то, что он вновь опубликовал в “Акос” одну из статей отца. Экстремисты угрожают смертью турецкому журналисту за слова “Гранта Динка убил яд в нашей крови”, ассоциирующиеся с известной фразой, которая стала поводом для преследования Гранта по пресловутой 301-й статье Уголовного кодекса Турции. В Армении убитого пытаются возвеличить лозунгами типа “Полтора миллиона и одна жертва геноцида”, с которым сам журналист наверняка вступил бы в жесткую полемику. Доброжелательное отношение к любому армянскому политику, выраженное в турецкой прессе, может использоваться некоторыми отечественными СМИ для дискредитации этого политика…

А что противопоставила всему этому абсурду “честная и здравомыслящая часть человечества”? Международный Институт прессы назвал Гранта Динка “Героем всемирной свободы прессы”. Имя журналиста фигурировало по еще нескольким торжественным поводам. Но реальной данью его памяти было бы дело – хотя бы скромный вклад в то, о чем он мечтал, маленький, но реальный шаг к взаимопониманию между армянами и турками. Если не со стороны не готовых к этому правительств двух стран, то хотя бы со стороны гражданского общества, коллег по журналистской профессии. С неоправдавшимися ожиданиями, но сохраняющимися надеждами мы начали отсчет второй годовщины убийства Гранта Динка. Надеждами на то, что 19 января 2009 пришедших на манифестацию будет объединять не только скорбь, но и оптимистичный взгляд в будущее, которого так не хватало сегодня.

Борис НАВАСАРДЯН