Еженедельный Бюллетень ЕПК

2001


ЗАЯВЛЕНИЕ ЕРЕВАНСКОГО ПРЕСС-КЛУБА

Уважаемые коллеги!

Вынужден еще раз выразить позицию Ереванского пресс-клуба и свою собственную относительно контактов армянских и азербайджанских журналистов. К сожалению, мои слова на встрече с армянскими журналистами 13 ноября получили некорректные интерпретацию и реакцию как в Армении, так и за ее пределами, и, прежде всего, в Азербайджане. Кому-то, видимо, было очень выгодно представить дело так, будто ЕПК в знак протеста заявил о прекращении всяческих контактов с азербайджанской стороной. В связи с этим наши подходы требуют дополнительных разъяснений.

Во-первых, сказанное не было “заявлением” или, тем более, “демаршем”, а всего лишь соображениями, которыми пресс-клуб по традиции делится со своими коллегами по завершении очередного этапа своей деятельности.

Во-вторых, прозвучавшие на встрече мнения явились не непосредственным ответом на конкретные события или публикации, имевшие место во время недавней поездки армянских журналистов в Баку, а результатом многомесячного совместного анализа ситуации как с членами ЕПК, представителями СМИ Армении, так и с коллегами из Азербайджана, другими зарубежными партнерами нашей организации. То есть ничего нового для людей, прочно связанных с нашей организацией узами сотрудничества, 13 ноября не прозвучало. И в этом смысле спешу их заверить, что никаких односторонних действий и решений ЕПК не предпринимал.

Впрочем, наши постоянные партнеры и без того не имеют оснований сомневаться в надежности пресс-клуба, равно как уверены в своих партнерах и мы. Заверения я адресую, скорее, всем тем, кого могла ввести в заблуждение вольная (сознательно или несознательно) трактовка моих слов. При этом исключаю, что сказанное на встрече с журналистами звучало неясно и могло быть недопонято или понято двояко. Все СМИ, готовившие материалы о встрече не с чужих слов, а непосредственно с места события, осветили ее в целом точно и без неуместных в данном случае элементов сенсационности. Из их репортажей никак не следовал вывод, что мы прекращаем двусторонние контакты.

Да, нас, представителей ЕПК, находившихся в Баку с 29 октября по 1 ноября с.г., крайне возмутили оскорбления, угрозы, абсурдные измышления ряда азербайджанских СМИ в адрес гостей и тех, кто нас принимал. Мы не могли не отреагировать на этот выброс злобы и лжи, оставить его без ответа. Однако ничего принципиально нового в оценку нынешней стадии армяно-азербайджанских отношений такое поведение прессы не добавило, и смена стратегии под влиянием эмоций не в стиле нашей организации.

Итак, акцент в сообщениях о встрече, вызвавших ажиотаж, сделан на том, что “Ереванский пресс-клуб вынужден прекратить взаимный обмен визитами армянских и азербайджанских журналистов”, что “метод народной дипломатии на данном этапе
исчерпал себя”. Именно эти положения нуждаются в разъяснении.

Как и было отмечено на ереванской встрече с журналистами, стратегия совместной работы ЕПК и его партнеров в регионе строилась на трех основных направлениях: 1) Обсуждение актуальных региональных проблем и путей их решения с участием журналистов и представителей гражданского общества (что, собственно, и обозначается условно термином “народная демократия”); 2) Помощь журналистам в организации рабочих поездок по региону и встреч с ведущими политиками, представителями общественности и экспертами с целью получения информации “из первых рук” (причем физические перемещения журналистов могут дополняться виртуальными интервью и пресс-конференциями с использованием современных телекоммуникационных технологий); 3) Создание общих региональных продуктов, способствующих обмену информацией и углубленному изучению ситуации (периодические электронные и печатные бюллетени, интернет-сайты, теле- и радиопрограммы, социологические исследования, мониторинг СМИ и др.) Как исчерпавшее себя в нынешней конкретной ситуации мы отметили только первое из перечисленных направлений совместной деятельности, никогда, кстати, не являвшееся приоритетным для ЕПК. Два других остаются актуальными и, более того, имеют тенденцию к развитию.

Но вначале об “исчерпавшей себя народной дипломатии”. Считаю необходимым подчеркнуть, что, говоря об отказе от этого направления, мы ясно дали понять: а) мера эта временная и с изменением ситуации “народная дипломатия” вновь может стать актуальной для ЕПК; б) мы не исключаем, что для других организаций и личностей такая актуальность сохраняется и сейчас.

То есть встречи в русле народной дипломатии перестали быть эффективными именно для нас и именно в нынешних условиях. В предыдущие годы эти встречи сыграли свою существенную роль, позволив южнокавказским журналистам сверить позиции, научиться слушать друг друга и не видеть врага в том, кто думает иначе. Благодаря непосредственным контактам наладился информационный обмен, и наиболее продвинутые профессионалы и организации инициировали и – при содействии зарубежных партнеров и доноров – начали реализовывать совместные программы, отвечающие общим интересам.

Но встречи и обсуждения не могут превращаться в самоцель. Сколь бы частыми они ни становились, в них может участвовать ограниченный, довольно узкий круг людей. И ценность подобных контактов заключается в том, чтобы рождаемые в ходе их проекты, настроения, модели разрешения проблем преподносились широкой публике, оказывали влияние на общественное мнение, на политиков, принимающих практические решения. В этом смысле журналисты, в числе первых наладившие регулярные контакты, как никто другой способны утверждать идеи терпимости, взаимного компромисса, разрушать посредством объективной информации “образ врага”.

До недавнего времени при всех отдельных издержках мы бесспорно наблюдали позитивные изменения в содержании и форме освещения СМИ региональных и, в частности, армяно-азербайджанских проблем. Появилась возможность все чаще посещать запретные до этого территории, интервьюировать политических лидеров противоположной стороны конфликта. В эфире были наведены теле- и радиомосты, позволяющие вести прямой публичный диалог по всем волнующим стороны вопросам.     

И если некоторые люди, участвовавшие в совместных программах, сегодня “вдруг” стали прямо призывать своих сограждан к расправе над теми, кто участвует в армяно-азербайджанских журналистских контактах, значит, появились серьезные причины и факторы, пересилившие принципы честной и созидательной журналистики. Можно анализировать эти факторы, прогнозировать их усиление или ослабление, но мы слишком уважаем профессионализм своих коллег, занявших радикальные позиции, чтобы предполагать, будто они не понимают, чем и зачем занимаются. Было бы смешно вновь и вновь приглашать их на семинары и конференции общего миротворческого характера, чтобы вместе лечиться от “ксенофобии”. Смешно и опасно, потому что кое-кто очень умело пользуется подобными встречами для искусственного обострения обстановки. Это уже не народная дипломатия, а провокационная деятельность, и Ереванский пресс-клуб не позволит себя в нее вовлекать.

В то же время мы продолжаем выступать против информационной взаимоизоляции. Целевые поездки журналистов для наиболее полного информирования общественности о положении дел в соседней стране будут и впредь получать всестороннюю поддержку ЕПК. Только не надо воспринимать людей, прибывающих и убывающих с конкретными профессиональными задачами, как миротворцев, уполномоченных “отдать” или “взять” Карабах. Они в лучшем случае создают цивилизованные, достойные ХХI века информационные условия для диалога на разных уровнях. Приблизительно эту же цель преследуют проводимые нами совместные исследования и издаваемая периодика. И именно эти два направления представляются ЕПК и его партнерам наиболее эффективными и перспективными сегодня.

Моих коллег, посещавших в последние месяцы Азербайджан, осуждают за высказывания, которые будоражат местную публику. Прозвучали даже утверждения, что армянские журналисты выполняют какие-то пропагандистские задания своих политических кругов. Со всей ответственностью заявляю: Ереванский пресс-клуб категорически против любого рода политизации своих программ. Никакие внутри- или внешнеполитические взгляды наших сотрудников ни в коей мере не отражаются на их работе. И, в частности, последнее посещение нами Баку имело лишь одну цель: обсудить со своими партнерами из Бакинского пресс-клуба результаты совместного исследования. Никакой публичности эта встреча не предполагала, и появление в эфире или на газетных страницах высказываний армянских журналистов – исключительно результат настойчивой пытливости их коллег из азербайджанских СМИ.

Деятельность ЕПК предельно открыта и прозрачна, поэтому его представители готовы отвечать и отвечают на любые вопросы СМИ, в том числе о карабахском конфликте, однако их суждения по этой теме следует воспринимать как исключительно личные. Наши мнения, кстати, могут существенно разниться, и это нормально, поскольку они не отражают ни политическую платформу ЕПК (каковой попросту не существует), ни позицию официального Еревана. И если общественность Азербайджана нетерпима к тем или иным позициям, зачем тогда затрагивать щепетильные темы? Странно как-то получается, к гостю обращаются с просьбой об интервью, задают ему вопросы, не имеющие никакого отношения к цели его визита, и, получив искренний ответ, обзывают в лучшем случае пропагандистом, а в худшем – шпионом и террористом!

Должен подчеркнуть, недоумение и протест вызвали публикации далеко не всех азербайджанских СМИ. И мы высоко ценим сдержанность тех, кто не создает неуместные шумиху и ажиотаж в связи с взаимными визитами журналистов двух наших стран, рассматривая это как нормальную профессиональную работу.

Мы сожалеем, что обстоятельства вынуждают нас делать подобного рода заявления, и надеемся на лучшие времена… 

Борис Навасардян,
президент Ереванского пресс-клуба